Главная - Конституционное право - Содержание принципа свободы договора

Содержание принципа свободы договора


Принцип свободы договора


является одним из основополагающих начал отечественного и зарубежного гражданского права и заключается в следующем: лица, при составлении и заключении договора самостоятельно определяют его содержание, условия и его цель, при этом никто не может принудить к заключению договора. Если кратко описать содержание статьи 421 Гражданского Кодекса РФ устанавливающую принцип свободы договора в ГК РФ, то можно выделить следующие составляющие свободы договора:

  • Стороны свободны при заключении договора, если обязанность заключить договор не предусмотрена законом.
  • Стороны могут заключить предусмотренный или не предусмотренный законом договор (поименованный или непоименованный). В том числе и тот договор, который имеет элементы нескольких поименованных договоров – смешанный договор.
  • Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, то могут быть применены обычаи делового оборота.
  • Стороны могут сами определить условия договора, если закон не устанавливает обязательные правила, которые нельзя изменит договором (императивную норму закона). Другие нормы закона – диспозитивные, применяются, если сторонами договора не установлено иное.

Таким образом, данная конструкция основывается на том, что у каждого лица есть автономная воля (интерес), и лицо само определяет, как, с кем и в отношении чего оно взаимодействует.

  1. В случае серьезного ущемления прав одной из сторон договора, особенно в случае фактического неравенства позиций сторон при заключении договора, применяются механизмы защиты слабой стороны. Так, в случае неравенства переговорных возможностей и явно несправедливых условий договора, ущемляющих слабую сторону договора, такая сторона может потребовать расторжения или изменения договора: например, в случае присоединения к договору, который был составлен другой стороной заранее в виде стандартных форм. Ярким примером может быть кредит для граждан, выдаваемый банком – Вы вряд ли сможете договориться об особых условиях договора, и вынуждены заключать договор на условиях, которые предлагает банк. Также существуют и иные способы защиты от условий договора, сильно ущемляющих сторону договора — например, закон дает возможность снизить неустойку, указанную в договоре.
  2. Так договор является недействительным, если его положения противоречат закону или основам правопорядка и общественной нравственности (например, Вы не можете договориться о том, что заплатите лицу за совершения им правонарушения; нельзя заключить договор купли-продажи наркотиков или заключить соглашение о передаче человека в рабство). Законодательством могут устанавливаться императивные нормы – то есть положения закона, не подлежащие изменению договором, устанавливающие права и обязанности сторон, которые нельзя ограничить или исключить из договора.
  3. Cвобода договора не является безграничной. Закон в данном случае вмешивается только тогда, когда нарушаются публичные интересы или права одной из сторон серьезным образом ущемлены.

«Граждане и юридические лица свободны в заключении договора» (ч. 1 ст. 421 ГК РФ). Иными словами, как физические, так и юридические лица вправе по своей воле и по своему усмотрению, независимо от других лиц и обстоятельств заключать договор любого рода и на своих условиях.

Следует заметить, что свобода договора в современном ее понимании категорически идет вразрез с господствовавшими в Советской России актами планирования, являвшимися фундаментом и основой любого договора. Тем не менее, в настоящее время по общему правилу любое лицо имеет право, а не обязанность вступать с кем-либо в договорные отношения, хотя в некоторых случаях такая обязанность может быть предусмотрена законом для определенного круга лиц.

  1. В соответствии со ст. 421 ГК РФ «понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим «Кодексом», «законом» или добровольно принятым обязательством. Иными словами, заключение договора является правом, а не обязанностью любого лица, как физического, так и юридического. Ни иное лицо, ни публичный орган не вправе воздействовать и принуждать к вступлению в договорные отношения, если иное прямо не предусмотрено законом или соответствующим добровольно принятым на себя обязательством.
  2. В некоторых случаях для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, устанавливается обязанность заключить некоторые договоры с любым лицом, которое к нему обратилось, такие лица также не могут отдавать предпочтение каким либо лицам в заключении таких договоров. Такая обязанность устанавливается для публичных договоров: розничной купли-продажи, перевозки общественным транспортом, оказания услуг общественного питания, связи, энергоснабжения, а также для некоторых других договоров. Для некоторых юридических лиц, обладающих монополией на производство некоторой продукции (например, в сфере обороны) существует обязанность заключения гос. контракта.

Любое физическое или юридическое лицо вправе заключить любой договор, будь то содержащийся в Гражданском кодексе РФ и иных гражданско-правовых законах или не имеющий аналогии в гражданском законодательстве.

Также стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор) (ч.

3 ст. 421 ГК РФ). Тем не менее, законодатель ставит условие: договор должен соответствовать критериям признания данного соглашения договором.

Иными словами, договоренность не должна идти разрез с основами и принципами гражданского законодательства.

Важно отметить, что какого бы рода ни был составлен договор, отсутствие его принадлежности к закрепленным в Гражданском кодексе РФ видам договоров не лишает возможности применения аналогии закона или аналогии права к данным правоотношениям.

  1. Гражданский Кодекс, однако, не устанавливает четкого критерия для разделения императивных и диспозитивных норм. Вполне понятно, что если в тексте нормы содержится запрет на изменение ее сторонами, то такая норма императивна. Однако, в отношении норм, в которых такой запрет прямо не предусмотрен, до сих пор не очевидно, являются ли они диспозитивными или императивными.
  2. При этом, поскольку Постановление Пленума является особым актом судебного толкования и подлежит применению судами, то его положения фактически встают вровень с законом, поскольку именно так суды видят закон. Однако, несмотря на то, что ВАС РФ упразднили, данное постановление продолжает применяться, поскольку ВС РФ не установил иное, к тому же сейчас в ВС РФ и арбитражных судах положения данного постановления активно применяются. Но поскольку, изначально данный акт толкования действовал только для арбитражных судов, в судах общей юрисдикции до сих пор часто применяется принцип «если не указано, что можно иное, то норма императивна». Во многом это происходит в силу того, что государством презюмируется, что граждане менее квалифицированы, нежели предприниматели и априори являются слабой стороной договора, даже в отношениях между собой, а не с коммерсантами.
  3. Наконец, следует сказать о том, что и сами условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ч. 4 ст. 421 ГК РФ). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются «обычаями», применимыми к отношениям сторон.
  4. Революционным в данном вопросе стало Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда №16 от 14.03.2014. Оно изменило принцип толкования норм. В соответствии с данным Пленумом, если в норме выражен явный запрет, то норма однозначно императивна. Если в норме отсутствует запрет, то такая норма диспозитивна, за исключением случая, когда такая норма должна считаться императивной исходя из целей законодательного регулирования (защиты слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.). Однако, диспозитивность или императивность нормы может толковаться судом ограничительно, также исходя из целей законодательного регулирования. Что это означает на практике? Это означает некоторую возможность отхода в случае запрета, а также установление пределов для возможности сторон предусмотреть иное.
  5. Со времен СССР в гражданском праве долгое время главенствовал принцип «все, что прямо не разрешено законом – запрещено», однако со временем гражданское право РФ в большей части стало отходить к противоположному принципу, на котором основывается большинство иных правопорядков. Тем самым, долгое время в нашем праве главенствовала презумпция императивности норм – норма считалась диспозитивной, если в ее тексте написано что-то вроде «если иное не установлено договором». В гражданских законах (кодексах) многих стран закреплены положения о том, что все нормы гражданского права являются диспозитивными, если только из нормы не следует прямого запрета или исходя из существа отношений, норма императивная. У нас же, ГК не содержит подобного правила.
  1. В большинстве договоров, которые мы заключаем, мы не вольны выбирать условия. Мы постоянно ходим в магазин за продуктами, едим в кафе и ресторанах, ездим на общественном транспорте, покупаем одежду и технику, как в обычных, так и в интернет магазинах, а также заключаем много иных договоров.

    И во всех этих случаях, мы крайне редко определяем условия и составляем индивидуальный договор – мы лишь присоединяемся к договору, факт заключения которого подтверждается чеком.

    И в этом случае, если нам не понравятся условия договора, то мы заключим договор с другим лицом, нежели будем вступать в переговоры по поводу условий договора – тяжело представить ситуацию, когда в сетевом гипермаркете гражданин приходит на кассу и торгуется по поводу цены товаров.

    Поэтому в таких правоотношениях мы выступаем слабой стороной. В случае если условия крайне несправедливы и обременительны для слабой стороны, закон ее защищает.

  2. Еще одним аспектом свободы договора является возможность ограничения свободы договора исходя из несправедливости договорных условий, для защиты слабой стороны договора.

  3. Статья 428 ГК РФ дает право присоединившейся к договору стороне потребовать расторжения или изменения договора, если его условия обременительны для нее, и она бы никогда не заключила договор на таких условиях, если бы имела возможность определять условия договора. Вышеупомянутое ППВАС также предоставляет возможность ограничивать несправедливые договорные условия на основе принципа добросовестности – то есть отказывать в защите права лицу, которое недобросовествно установило такое условие.

    При этом слабой стороной договора в таком случае может являться и лицо осуществляющее коммерческую деятельность: суд должен проверить фактическое неравенство переговорных возможностей, было ли такое лицо поставлено в положение затрудняющее согласование условий.

    Так, например, можно предположить, что при заключении договора между ИП с оборотом в 10 миллионов рублей в год и огромной химической корпорацией, первый вряд ли мог предложить свои условия своему контрагенту.

Для лиц, которые интересуются свободой договора и её применением в судах рекомендуем к прочтению работы Артема Георгиевича Карапетова, ученого, который значительным образом расширил понимание данного принципа в российском праве.

Принцип свободы договора и его ограничения

Принцип свободы договораСвобода договора является одним из основополагающих принципов международного права. Данный принцип закреплен в ст.

1 ГК РФ и раскрывается в ст. 421 ГК РФ: «1. Граждане и юридические лица свободны в заключении договора.Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.2.

Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.3. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.4.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней.
Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней.

При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.5.

Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями делового оборота, применимыми к отношениям сторон».Таким образом, принцип свободы договора включает в себя следующее:

  1. право стороны самостоятельно решать, заключать ли ей договор или нет;
  2. свобода выбора лица, с которым заключается договор;
  3. право изменять или прекращать заключенный договор.
  4. лица, заключающие договор, могут определять условия такого договора самостоятельно;

Свобода договора означает также право сторон договора:

  1. право выбрать способ обеспечения исполнения договора (гл.23) и др.
  2. выбрать его форму (ст.

    434 ГК);

Таким образом, принцип свободы договора очень широк и многогранен.Значение свободы договора:

  1. имеет значительное влияние на рынок;
  2. позволяет унифицировать международную практику.
  3. регулирует отношения, которые не могут в должной степени контролироваться отдельными государствами;
  4. способствует прогрессу коммерческих взаимоотношений;

Ограничения свободы договораСуществуют определенные случаи, когда свобода договора ограничивается. Такие случаи включают в себя:

  1. противоречие публичному порядку.
  2. случаи обязательного заключения договора (например, на электричество и воду с физическими лицами);
  3. неравенство сторон;

Существуют и иные случаи ограничения свободы договора.

При этом важно, что такие случаи чаще всего действуют в интересах физических лиц или государства и намного реже встречаются в отношениях коммерческих предприятий друг с другом.Среди норм ГК, ограничивающих свободу договора, прежде всего следует назвать ст. 426 ГК, устанавливающую обязанность заключить публичный договор и право контрагента обязанной стороны обратиться в суд с иском о понуждении заключить договор.

Обязанность банка заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком условиях, установлена п.2 ст.

846 ГК.Свобода договора ограничена также в нормах ГК, устанавливающих преимущественное право на заключение договора. ГК устанавливает преимущественное право:

  • участников ООО на покупку доли при продаже (уступке) одним из участников общества своей доли в уставном капитале (ст. 93);
  • арендатора заключить договор аренды на новый срок предусмотрено ст. 621 ГК;
  • нанимателя заключить договор найма жилого помещения на новый срок — ст. 684 ГК, а аналогичное право заключения договора коммерческой концессии — ст. 1035 ГК.
  • участников общей собственности на покупку доли в праве общей собственности (ст. 250 ГК);
  • акционеров ЗАО на приобретение акций, продаваемых другими акционерами этого общества (ст. 97);

Во всех этих случаях обладатель преимущественного права в соответствии со ст.

446 ГК пользуется правом судебной защиты, если контрагентом допущены нарушения, связанные с заключением договора.К законам, предусматривающим различные исключения из принципа свободы договора, относятся:

  1. закон «О естественных монополиях» (от 17 августа 1995 г. N 147-ФЗ), ст. 8;
  2. закон «О защите конкуренции» (от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ), ст. 10.

0 2.625 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating: ( 0 Rating ) Joomla SEF URLs by ArtioКатегории

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами»Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора»Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан»Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)»Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 «О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов»Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2020 года).

Copyright © 2012-2021 Все права защищены. Полное или частичное использование материалов возможно только с указанием прямой ссылки на сайт.

  1. Пользовательское соглашение
  2. Материалы партнёров
  3. Политика конфиденциальности
  4. Соглашение об использовании cookie-файлов
  1. Общие вопросы
  2. Учеба
  3. Угостить кофе ☕
  4. Понятия

Содержание принципа свободы договора в современном российском гражданском праве и его реализация в правоприменительной деятельности

 В Гражданском кодексе Российской Федерации[1] принцип свободы договора рассматривается как одно из основных начал гражданского законодательства наряду с его иными основными началами — равенства участников гражданских правоотношений, неприкосновенности собственности, недопустимости по произвольному вмешательству какого-либо лица в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты, а также добросовестного поведения.

Под свободой преимущественно принято понимать свою волю, простор, возможность осуществления действий по своему усмотрению, без какого-либо стеснения или подчинения чужой воле. Практически не вызывает сомнений тот факт, что договор не может быть свободно заключен без наличия автономии воли либо без гарантий от чрезмерного вмешательства государственных органов в дела частных субъектов. Совместно с другими принципами, а также такими требованиями, как добросовестность, разумность и справедливость принцип свободы договора подлежит использованию в целях восполнения пробелов в гражданском законодательстве, т.

е. с помощью применения аналогии права.

При характеристике принципа свободы договора нельзя обойти вниманием его трактовку, озвученную В.

А. Беловым. Данный автор пишет: «Суть принципа свободы договора заключается в том, что никто не наделен обязанностью предоставления кому бы то ни было отчета в тех соображениях, которые он избрал для руководства в своих действиях, в том числе, заключая известный договор, отказываясь от его заключения, определяя его контрагента и условия (содержание и тип).

Никто никому не обязан объяснять, зачем им был заключен конкретный договор (или, наоборот, он отказался от этого), в том числе: 1) почему договор был заключен именно с данным конкретным (а не иным) лицом; 2) почему было дано согласие именно на такие (а не на иные) его условия и тем самым 3) почему был сделан выбор именно данного (а не какого-либо другого) договорного типа. Реализация всякого аспекта договорной свободы является частным делом частных же лиц, осуществляемым ими от своего имени, на свой счет, страх и риск» [2, с.

32]. Содержание принципа свободы договора, как правило, раскрывается посредством совокупности нескольких элементов, количество которых в различных исследованиях является неодинаковым. Тем не менее, в большинстве исследований отмечается, что смысл свободы договора проявляется в том, что: 1) стороны договора свободны в его заключении; 2) стороны договора могут заключать договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом; 3) стороны договора свободны в определении условий заключаемого ими договора [3, с.

153]. Принцип свободы договора может быть реализован в течение всего периода действия договора, что выражается на практике именно в свободе заключения, изменения, расторжения договора.

При таком подходе исполнение договора, которое является обязательным для субъектов данного договора, тем не менее, представляет собой опосредованное выражение принципа свободы договора. Проявляя свободную волю при заключении договора, стороны его подразумевают, что за этим последует исполнение договора.

Заключая договор, они дают согласие на то, чтобы договор был исполнен, и добровольно принимают на себя обязательство исполнить данный договор. Исполнение договорных обязательств является вторичным по отношению к самому договору.

Сущность и принципы договора выступают первичными по отношению к исполнению вытекающих из него обязательств. В основе исполнения договорного обязательства лежит волеизъявление сторон, начало которому закладывается при заключении договора на основе принципа свободы договора. В свою очередь, при заключении договора на основе принципа свободы договора возникает правоотношение, которое влечет за собой исполнение обязательства и тем самым прекращение договора.

Подтверждение сформированного выше мнения можно обнаружить и в материалах высших судебных инстанций.

В частности, как указал Конституционный Суд РФ, в соответствии с п. 1 ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено данным Кодексом, другими законами или договором. Предоставляя сторонам возможность в договорном порядке самостоятельно определить основания, при которых возможны изменение или расторжение договора, кроме как по их взаимному соглашению, сама по себе оспариваемая норма направлена на реализацию гражданско-правового принципа свободы договора и не может рассматриваться как нарушающая права и свободы заявителя, указанные в жалобе[4].

Представляется, что с внесением изменений в ч.

1 ГК РФ, в частности включением новой ст.

434.1 о переговорах о заключении договора, в п. 1 которой предусмотрено, что граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто, если иное не предусмотрено законом или договором, с широким распространением торгов и иных конкурентных способов заключения договоров, при применении которых сроки проведения торгов и заключения договоров не совпадают, и сами процедуры торгов включают юридически значимые действия, происходит расширение и дальнейшее дифференциация содержания принципа свободы договора. Включение в ГК РФ новых договорных конструкций — рамочного договора (ст.

429.1), опционного договора (ст. 429.3), абонентского договора (ст.

429.4) призвано способствовать реализации прав граждан и юридических лиц действовать своей волей и в своем интересе в договорных отношениях.

До 1 июня 2015 г. судам было дано указание при разрешении споров, связанных с инвестиционной деятельностью, следовать правилам одной из глав 30, 37, 55, т. е. к инвестиционному договору, не предусмотренному ГК РФ, применялись правила об одном из договоров, предусмотренных ГК РФ.

Тем самым истинная воля заключивших непоименованный договор сторон не учитывалась. В целом ряде случаев данной правовой позиции придерживались суды и при разрешении споров, связанных с заключением и исполнением других непоименованных договоров. Однако данная ситуация изменилась к лучшему, когда п. 2 ст. 421 ГК РФ был дополнен следующим положением: «К договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, при отсутствии признаков, указанных в п.
2 ст. 421 ГК РФ был дополнен следующим положением: «К договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, при отсутствии признаков, указанных в п. 3 настоящей статьи (т. е. признаков смешанного договора), правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются, что не исключает возможности применения правил об аналогии закона (п.

1 ст. 6) к отдельным отношениям сторон по договору». Продолжающееся не первый год реформирование ГК РФ, равно как и тенденции в развитии судебной практики позволяют вести речь о том, что на сегодняшний день наблюдается качественно новый этап осмысления и реализации принципа свободы договора. Особая роль, как представляется, в этом отводится разъяснениям, сформулированным в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г.

№ 16 [5]. Стоит поддержать мнение о том, что изложенные в нем подходы к определению существа свободы договора и ее пределов свидетельствуют о перенятии общепринятого европейского опыта и носят, в целом, практический характер (диспозитивностm гражданско-правового регулирования, содержанию несправедливых условий, особенностям толкования и пр.).

Принимая во внимание, что проблемы по определению границ свободы договора вытекают из необходимости оперировать значительным числом оценочных понятий (добросовестность, разумность, справедливость, равенство переговорных возможностей и т. п.), суть которых изначально не определяется и раскрывается по ходу толкования в контексте разрешения того или иного конкретного вопроса, теоретически и практически оправданным представляется продолжение начатого Пленумом ВАС РФ пути, в том числе путем дальнейшего исследования основных критериев свободы договора и ее пределов.
п.), суть которых изначально не определяется и раскрывается по ходу толкования в контексте разрешения того или иного конкретного вопроса, теоретически и практически оправданным представляется продолжение начатого Пленумом ВАС РФ пути, в том числе путем дальнейшего исследования основных критериев свободы договора и ее пределов.

Указанные выше и иные примеры свидетельствуют о развитии в современном российском гражданском праве принципа свободы договора, что, несомненно, является необходимым шагом на пути к формированию в нашем государстве здоровой рыночной экономики. Как справедливо отмечает Ю. Л.

Ершов,

«именно принципом свободы договора в современном деловом обороте определяется тон в подходах законодателя к урегулированию всего массива частных отношений»

[6, с.

37]. При этом, не вызывает сомнения, что увеличение возможностей для усмотрения сторон договора не должно иметь следствием злоупотребления правами экономически более сильных субъектов, а также формирование практики по определению выгодных для себя условий договора только с точки зрения одной стороны соглашения. В связи с этим представляется уместным заключить, что предоставлению бóльшей свободы должно всегда соответствовать предъявление более строгих требований к действиям субъектов правоотношений.

В целях устранения имеющихся в российской практике проблем злоупотреблений принципом свободы договора, в отечественной правовой системе должны быть в активной форме задействованы разноаспектные способы устранения, которые заключаются: во внесении отдельных (разумных и точечных) корректив в законодательные акты, в случае возникновения потребностей — издании официальных толкований некоторых нормативных положений; а также в создании четко отлаженного механизма справедливого, оперативного и транспарентного правоприменительного института, под которым следует понимать, прежде всего, соответствующую деятельность судебных органов, а потом иных государственно-властных инструментариев по устранению возникающих нарушений. Литература:

  • Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» // Вестник ВАС РФ. — 2014. — № 5.
  • Ершов Ю. Л. Принцип свободы договора и его реализация в гражданском праве Российской Федерации: Дис. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. — 170 с.
  • Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. — М.: Статут, 2005. — 842 с.
  • Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 23.05.2016) // СЗ РФ. — 1996. — № 5. — Ст. 410; 2016. — № 22. — Ст. 3095.
  • Белов В. А. Перспективы развития общего понятия договора и принципа свободы договора в российском частном праве // Свобода договора: Сборник статей / Отв. ред. М. А. Рожкова. — М.: Статут, 2016. — 671 с.
  • Определение Конституционного Суда РФ от 24.05.2005 № 170-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Свободного профсоюза работников МП «Медавтотранс» на нарушение конституционных прав и свобод п. 1 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был. [Эл. ресурс]. СПС КонсультантПлюс.

Понятие, содержание договоров.

Принцип свободы договора. Классификация договоров

  1. Объявления
  2. Навигация
  3. Инструменты

Договором признается соглашение двух или более лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным.

Безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Основным принципом договорного права является свобода договора (ст. 421 ГК) — граждане и юридические лица свободны в заключении договора, понуждение не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством. При этом стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами (смешанный тип договора).

Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Однако в случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней.

При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой. Законодатель также включает в метод регулирования договорных отношений обычный порядок, указывая, что, если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями делового оборота, применимыми к отношениям сторон (ст. 421 ч. 5 ГК). В основе классификации договоров лежат множественные критерии.

В зависимости от момента возникновения договора договоры делятся на консенсуальные и реальные. Консенсуальные договоры вступают в силу с момента достижения сторонами согласия по всем существенным условиям. Реальные признаются заключенными с момента, когда на основе соглашения осуществлена передача имущества (договор пожизненной ренты).

Договоры делят на основные и дополнительные (акцессорные).

Классический пример дополнительного (акцессорного) обязательства представляет собой залог. Судьба дополнительного договора находится в зависимости от судьбы основного. Недействительность основного договора неминуемо влечет за собой недействительность дополнительного. Недействительность кредитного договора, например, лишает юридической силы договор ипотеки, направленный на обеспечение исполнения обязательства должника по возврату кредита.

Недействительность кредитного договора, например, лишает юридической силы договор ипотеки, направленный на обеспечение исполнения обязательства должника по возврату кредита. Договоры делятся на заключенные в пользу контрагента и в пользу третьего лица. Возмездные договоры подразделяются на меновые и рисковые (алеаторные).

К числу последних относятся договор пожизненной ренты и пожизненного содержания с иждивением, договоры страхования.

В случае рисковых (алеаторных) договоров конечный результат и материальная ценность поставлены в зависимость от события, время наступления которого неизвестно, или же от события вероятного или случайного, так что при заключении договора совершенно неясно, какая из сторон в результате получит выгоду.

В зависимости от правового результата, на достижение которого направлен договор, договоры могут быть классифицированы следующим образом:

  1. договоры по передаче имущества в собственность (купля-продажа, мена, дарение, заем);
  2. договоры по выполнению работ (подряд, в том числе строительный);
  3. договоры по оказанию услуг (поручение, комиссия, агентский договор, договор доверительного управления имуществом);
  4. учредительные договоры (учредительные договоры, необходимые для образования полного товарищества, товарищества на вере, обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью, акционерных обществ, а также простого товарищества).
  5. договоры по передаче имущества во временное владение и пользование или только в пользование (аренда (имущественный наем), безвозмездное пользование (ссуда), субаренда);

Классификация договоров осуществляется по различным основаниям.

Поскольку договор есть сделка, постольку ранее изложенное о классификации сделок относится и к договорам. Соответственно, бывают договоры консенсуальные и реальные, возмездные и безвозмездные и др. Источник — «» :

  1. Последнее изменение этой страницы: 20:35, 24 октября 2020.
  2. Содержимое доступно по лицензии (если не указано иное).

Принцип свободы гражданско-правового договора в российском праве: содержательный аспект

 В государстве с рыночной организацией хозяйственной деятельности свобода договора является одним из основополагающих принципов гражданского права.

Это обусловлено тем, что договор, выступая основным правовым регулятором имущественных отношений в сфере гражданского оборота, обладает лишь ему присущими правовыми качествами, которые в полной мере могут быть использованы только в условиях реализации принципа свободы договора. Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) возводит свободу договора в ранг основополагающих начал гражданского законодательства, а также определяет ее содержание и общие пределы. Несмотря на законодательное закрепление принципа среди цивилистов на сегодняшний день отсутствует единое мнение по поводу его определения и содержания.

Так, Алексеев С. С., рассматривая свободу договора с точки зрения философии, говорит о том, что она представляет собой возможность не связанного ни с чем и независимого ни от кого выбора или решения, то есть представляет собой разновидность «свободы в целом» [1, c. 88]. По мнению Карапетова А. Г. и Савельева А. С. свобода договора состоит в возможности самостоятельного выбора контрагентов и определения условий будущего договора [2, c.

21]. Танага А. Н. считает, что свобода договора заключается, во-первых, в свободе его заключения, во-вторых, в свободе выбора его вида, и, в-третьих, в свободе определения его условий [3, c. 37]. Комкова Е. В. помимо названного предыдущим автором выделяет также свободу выбора контрагента [4, c. 21]. Анализ цивилистической литературы показал, что, говоря о понятии принципа свободы договора, принято выделять два аспекта: содержательный и процедурный.

Содержательный аспект принципа свободы договора реализуется, прежде всего, в праве его участников самостоятельно определять существенные и факультативные условия заключаемого договора. Процедурный же аспект состоит в праве принятия решения о заключении договора и выбора контрагента.

Стоит отметить наличие при реализации данного аспекта некоторых исключений, обусловленных теми случаями, когда субъекты лишены возможности по своему усмотрению выбирать контрагентов, запрещено дискриминационное уклонение от заключения договора с отдельными участниками имущественного оборота или когда законодательством допускается понуждение к заключению договора.

Как было сказано выше, основные положения, в частности содержание принципа свободы договора, представлены в статье 421 ГК РФ. В российской юридической литературе превалирует мнение о существовании положительного и отрицательного содержания рассматриваемого принципа [5, c.

251]. Положительная сторона выражается в наличии у субъектов права на заключение договоров с любым, непротиворечащим законодательству содержанием, отрицательная — в признании автономии воли при заключении сделок.

Наиболее признанной является позиция, согласно которой содержание принципа свободы договора представлено следующими тремя элементами [6, c. 175]. Во-первых, свобода заключения договора.

Согласно указанному элементу субъекты гражданских правоотношений имеют возможность по своему усмотрению, независимо друг от друга и от государства решать вопрос о вступлении в договорные связи. Исключение, как уже было отмечено выше, составляют случаи, когда обязанность заключать договор предусмотрена законом или добровольно принятым на себя стороной обязательством. Во-вторых, свобода определения вида заключаемого договора.

Данный элемент означает то, что стороны могут заключить любой договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом. Единственное требование к сторонам состоит в этом случае в том, чтобы избранная модель договора не противоречила действующему гражданскому законодательству.

В-третьих, свобода определения контрагентами условий заключаемого ими договора.

Здесь, как и в предыдущем элементе, важно отметить, что условия договора должны быть сформулированы таким образом, чтобы не возникало противоречий закону и иным нормативным правовым актам.

Представляется, что вышеуказанные элементы принципа свободы договора в своей совокупности необходимы и достаточны для реализации участниками имущественного оборота своей экономической независимости и имущественной самостоятельности. Стоит отметить, что ряд авторов помимо вышеуказанных элементов выделяют также свободу выбора контрагентов [7, c.

Стоит отметить, что ряд авторов помимо вышеуказанных элементов выделяют также свободу выбора контрагентов [7, c. 14]. Основным приводимым ими в пользу этого аргументом выступает тот факт, что данный элемент имеет важный экономический смысл, состоящий в том, что выбор контрагента, предлагающего наилучшие условия договора, по сравнению с другими, позволяет сохранять конкурентность рынка и производить своего рода естественный отбор в среде предпринимателей. Однако, в связи с тем, что ст.

421 ГК РФ прямо не указывает на этот элемент свободы договора, не все авторы считают целесообразным выделять его в качестве самостоятельного, а включают его в такой элемент принципа, как свобода заключения договора. В доктрине гражданского право все чаще встречается позиция о необходимости более широкого понимания принципа свободы договора, в частности, Денисов С.

А. дополняет перечень элементов принципа следующим: 1. свобода не только в принятии решения о вступлении в договорные связи, но и свобода выбора способа заключения договора, среди которых: общий порядок заключения, предварительный договор, договор присоединения и торги; 2.

равноправие контрагентов в ходе ведения переговоров; 3. увеличение объема правоспособности юридических и физических лиц; 4.

значительное расширение перечня объектов, в отношении которых могут заключаться договоры [8, c.

56]. Достаточно своеобразно детализирует рассматриваемый принцип Рогова И. В.: 1) свобода выбора контрагента по договору, т.

е. возможность сторон самостоятельно выбирать с кем заключать договор; 2) свобода заключения договора, т. е. возможность сторон по своему усмотрению принимать решение, вступать или не вступать в договорные связи; 3) свобода выбора места заключения договора, т.

е. возможность сторон определять, где заключать договор; 4) свобода выбора времени заключения договора, т. е. возможность сторон определять, когда заключать договор; 5) свобода выбора формы заключаемого договора; 6) свобода выбора вида заключаемого договора; 7) свобода определения условий договора, включая возможность изменять и отменять их; 8) свобода расторжения договора [9, c. 59]. Кузнецова Н. В. помимо прочего, выделяет такой элемент, как право сторон предусматривать в договоре различные формы гражданско-правовой ответственности, например, штрафная неустойка [10, c.

91]. Все вышеназванные элементы договорной свободы, по нашему мнению, можно классифицировать на три группы: Первая группа включает в себя элементы, определяющие процесс заключения договора. К таким относятся: 1) свобода заключения договора; 2) свобода выбора вида договора; 3) свобода выбора контрагента по договору; 4) равенство сторон при заключении договора; 5) свобода выбора места заключения договора; 6) свобода выбора времени заключения договора; 7) свобода выбора формы договора.

Вторая группа элементов характеризует содержание заключаемого договора: 1) свобода определения условий договора, включая возможность отменять и изменять их; 2) установление различных форм гражданско-правовой ответственности и другое. Третью группу составляют права контрагентов, возникающие из свободы изменения и расторжения договоров.

Таким образом, общепризнанной является позиция цивилистов о выделении трех основных элементов принципа свободы договора, вытекающих из содержания ст.

421 ГК РФ. Однако некоторые авторы придерживаются мнения о необходимости более широкого понимания договорной свободы.


prinyatie-nasledstva.ru © 2021
Наверх