Главная - Другое - Показания свидетелей высшее звено в иерархии доказательств

Показания свидетелей высшее звено в иерархии доказательств


Отдельные проблемы применения в качестве доказательств показаний участников уголовного судопроизводства


В последние годы уголовно-процессуальное законодательство претерпело немало изменений, направленных на защиту прав участников уголовного судопроизводства, а также предоставляющих дополнительные гарантии независимости адвокатов при оказании ими квалифицированной юридической помощи.Вместе с тем вектор развития правоприменительной практики в сфере уголовного судопроизводства остается репрессивным, судебные процессы проходят с явным обвинительным уклоном.Причины этого, на мой взгляд, кроются не столько в непроцессуальных связях судей с представителями стороны обвинения (работниками органов следствия и прокуратуры), пресловутом «телефонном праве» или злоупотреблении властными полномочиями со стороны председателей судов, сколько в самой структуре уголовно-процессуального закона, позволяющей произвольно толковать отдельные его нормы в угоду представителям власти или конкретной социально-экономической ситуации.В частности, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не предоставляет участникам уголовного судопроизводства достаточных гарантий от давления на них со стороны работников правоохранительных органов в целях получения «нужных» показаний, изобличающих в противоправных действиях допрашиваемых и других лиц. Несмотря на многочисленные случаи привлечения к уголовной ответственности сотрудников полиции и других правоохранительных органов в связи с превышением ими должностных полномочий, проблема остается нерешенной.Это, с одной стороны, обусловлено непобедимой «палочной» системой, погоней оперативных служб, органов следствия и прокуратуры за «положительной» статистикой, а с другой – их уверенностью в судебной поддержке даже в самых неблагоприятных с точки зрения доказывания условиях. Допущенные при получении доказательств на досудебной стадии уголовного судопроизводства нарушения требований УПК РФ судьи оставляют без должного реагирования, зачастую «вытягивая» обвинительный приговор на противоречивых данных.Самым распространенным доказательством в уголовном процессе являются показания его участника (потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого). При этом случаи оказания давления на допрашиваемого распространены чрезвычайно.

Я, как практикующий адвокат, сталкиваюсь с такими проявлениями почти в каждом уголовном деле.В целях получить «нужные» показания работники правоохранительных органов используют целый арсенал непроцессуальных средств – от побоев и длительного незаконного удержания в закрытых помещениях (камерах, кабинетах и пр.) до простого запугивания свидетеля (потерпевшего) уголовным преследованием, а подозреваемого или обвиняемого избранием меры пресечения в виде заключения под стражу.Зачастую, когда допрос лица на стадии предварительного следствия производился под давлением, в судебном заседании этот участник уголовного судопроизводства заявляет о принуждении его к даче ложных показаний и существенно изменяет их, что, в свою очередь, может значительно повлиять на объем или суть предъявленного обвинения, а то и вовсе сделать его несостоятельным.Так, мой подзащитный М.

обвинялся в сбыте наркотических средств своему знакомому К. Обвинение в этой части было основано исключительно на показаниях К. В суде свидетель К. изменил свои показания, заявив, что он оговорил моего подзащитного под угрозами сотрудников полиции, продержавших его в камере одного из отделов МВД России двое суток без составления соответствующего протокола.

В суде свидетель К. изменил свои показания, заявив, что он оговорил моего подзащитного под угрозами сотрудников полиции, продержавших его в камере одного из отделов МВД России двое суток без составления соответствующего протокола. После этого государственный обвинитель и судья подвергли свидетеля буквально перекрестному допросу, пытаясь добиться признания в намеренном изменении им показаний в целях помочь подсудимому избежать уголовной ответственности. Свидетель достаточно логично объяснил суду, что не мог сговориться с подсудимым, поскольку уже длительное время находится в исправительном учреждении строго режима по приговору другого суда.Кроме того, мною были представлены суду опубликованные в сети internet сведения Следственного комитета РФ о том, что пятеро сотрудников полиции были обвинены в принуждении граждан давать показания о причастности к незаконному обороту наркотических средств и заключены под стражу.По версии следствия сотрудники полиции задержали и избили местного жителя, которого подозревали в незаконном обороте наркотиков.

Затем они доставили мужчину в отдел полиции, где продолжили его избиение, используя электрошокер и дубинки, а также прижигали его ноздри сигаретой. В дальнейшем оперативники сфальсифицировали документы, на основании которых мужчина был привлечен к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков.Эти сотрудники полиции проходили службу в том же отделе, где под давлением были получены показания свидетеля К.Однако, несмотря на изменение свидетелем К. показаний в пользу подсудимого и подкрепление его позиции сведениями об уголовном преследовании сотрудников полиции за превышение должностных полномочий, суд не принял во внимание показания свидетеля К., данные им в судебном заседании, а в основу обвинительного приговора положил те показания, которые К.

дал в ходе предварительного расследования. Таким образом, суд полностью подтвердил предъявленное моему подзащитному обвинение, назначив ему наказание в виде лишения свободы на длительный срок.

В настоящее время уголовное дело находится на рассмотрении в суде апелляционной инстанции.Наличие у суда возможности без должных оснований отвергнуть показания участника уголовного судопроизводства, данные им в судебном заседании, приняв показания того же лица, полученные в ходе предварительного расследования, обусловлено несовершенством уголовно-процессуального законодательства в этой части.Так, пункт 1 части 1 предусматривает возможность оглашения показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде.В силу части 3 суд по ходатайству стороны вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.Согласно части 3 приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Вот здесь-то и кроется белое пятно, позволяющее судам почти всегда выбирать из противоречивых показаний те, которые были получены в ходе предварительного расследования.Дело в том, что оба этих доказательства – и показания, данные на досудебной стадии уголовного судопроизводства, при условии оглашениях их в судебном заседании, и показания, данные тем же лицом в суде, с точки зрения закона являются равнозначными.

Выбор между ними осуществляется судом путем оценки их относимости, допустимости и достоверности.

И этот выбор почти всегда делается в пользу тех показаний, которые выгодны стороне обвинения.Такие решения суды объясняют просто – недоказанностью фактов оказания давления сотрудниками правоохранительных органов на участника уголовного судопроизводства.

Вместе с тем такие факты действительно крайне сложно доказать. Только самые дерзкие и очевидные из них предаются огласке и влекут уголовную ответственность виновных должностных лиц.Однако в большинстве случаев выявленные судом противоречия в показаниях одного лица так и остаются не устраненными, поскольку и первые и в последующем измененные показания достаточно логичны и вписываются в совокупность всех доказательств по уголовному делу.Суды не могут указать конкретное обоснование, которое привело их к выводу о достоверности именно показаний, полученных в ходе предварительного расследования.
Только самые дерзкие и очевидные из них предаются огласке и влекут уголовную ответственность виновных должностных лиц.Однако в большинстве случаев выявленные судом противоречия в показаниях одного лица так и остаются не устраненными, поскольку и первые и в последующем измененные показания достаточно логичны и вписываются в совокупность всех доказательств по уголовному делу.Суды не могут указать конкретное обоснование, которое привело их к выводу о достоверности именно показаний, полученных в ходе предварительного расследования.

В таких случаях в приговоре используется общая формулировка о том, что суд отвергает показания, данные лицом в судебном заседании,

«поскольку они противоречат другим исследованным судом доказательствам»

.Однако, на мой взгляд, это как раз тот случай, когда необходимо применить положение части 3 о том, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.Представляется целесообразным законодательно исключить саму возможность и необходимость для суда принимать решение о выборе в качестве доказательства противоречивых показаний одного лица, данных на разных стадиях уголовного судопроизводства. Даже при наличии существенных противоречий, при постановлении приговора судом должны учитываться лишь те показания, которые даны в судебном заседании.Если же суд придет к выводу о необходимости отвергнуть (полностью или в части) показания участника уголовного судопроизводства, данные им в судебном заседании, по причине опровержения их другими доказательствами, то при постановлении приговора не могут приниматься во внимание и показания того же лица, данные им в ходе предварительного расследования.Полагаю, что такая позиция соответствует и практике Европейского суда по правам человека. Согласно подпункту «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены.

В постановлении от 10 февраля 1995 г. № 308/96 по делу «Аллене Де Рибемон против Франции» Европейский суд по правам человека указал, что Конвенция должна толковаться так, чтобы гарантировать конкретные и реальные, а не иллюзорные и теоретические права.Право подсудимого на допрос показывающего на него свидетеля будет иллюзорным и теоретическим, если закон и судебная практика не будут делать различий между показаниями свидетелей, данными в присутствии обвиняемого, на публике, в открытом судебном процессе с соблюдением принципов равноправия и состязательности, и показаниями, полученными от свидетеля на предварительном следствии в отсутствие общественного контроля и потенциальной возможности давления и принуждения (особенно если свидетель доставлен в правоохранительные органы силой).Отсутствие такого различия предрешает результат судебного заседания и не ограждает обвиняемого от фальсификации доказательств правоохранительными органами, а свидетеля от принуждения, запугивания и пыток со стороны правоохранительных органов. Если суд использует для доказательства вины человека показания свидетеля, данные на предварительном следствии, то нарушается принцип гласности, так как от публики скрывается ответственный момент процесса – дача показаний свидетелем (потерпевшим).Предлагаемые изменения уголовно-процессуального закона направлены не только на обеспечение прав граждан на справедливое судебное разбирательство, но и на положительное изменение вектора воздействия «палочной» системы работы правоохранительных органов: при бессмысленности «выбивания» показаний в связи со значительным риском их изменения в суде существующая система статистической отчетности побудит должностных лиц направить ресурсы на «реальное» раскрытие преступлений.Уважаемые коллеги, прошу сообщить свое мнение о целесообразности и перспективности концепции.

Показания свидетеля и потерпевшего: понятия, правила оценки

Как работает сервис Содержание Важно заметить, что показания свидетеля и потерпевшего выступают в роли определенной разновидности одного и того же вида доказательств – то есть показаний лиц, которые в свою очередь являются не привлеченными к ответственности уголовного характера. Что касается особенности содержания такого вида доказательств (объема и, что не менее важно характера сведений о правонарушительном деянии, которые они могут нести), то она кроется именно в том, что они относятся к предмету обвинения совершенно иных лиц и при этом достаточно сильно ограничены конкретными возможностями восприятия органов чувств свидетеля, потерпевшего или лиц, от которых в свое время они узнали определенные сведения, которые напрямую относятся к делу. Способом собирания рассматриваемого вида доказательств служит допрос свидетеля и, конечно, потерпевшего.

Что касается источника доказательств, то в его роли выступают гражданин, который является потерпевшим, а также свидетель. Источником данных фактического типа является устное сообщение отмеченных лиц. Показания свидетеля – это определенное устное сообщение лица, которое не является привлеченным (не признанным) по этому делу в роли обвиняемого, потерпевшего или подозреваемого, о конкретных фактах, а также обстоятельствах, которые имеют значение для уголовного дела, воспринятых им лично или же со слов иных лиц, а также полученное во время допроса в установленном законом порядке.

Одним из самых распространенных доказательств является именно показание свидетеля. Важный факт, что в роли свидетеля может быть вызвано совершенно любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства имеющие достаточно большое значение для процесса расследования и, конечно, разрешения дела уголовного характера (об этом свидетельствует статья 56 часть 1 УПК).

В то же время закон содержит определенную перечень граждан, которые в свою очередь не могут быть допрошены в качестве свидетелей (отмечается в части 3 статьи 56 УПК). Что касается закона, то он не содержит каких-либо ограничений по возрасту для свидетелей, при этом допуская в качестве таковых лиц граждан, которые являются малолетними, а также несовершеннолетними. Важно, что свидетель незаменим.

Этим объясняются положения закона (статьи 61–72 УПК), которые запрещают совмещать обязанности свидетеля с выполнением специальных функций других участников производства судебного характера уголовной направленности (прокурора, а также судьи, следователя, дознавателя и др.).

Содержание показаний свидетеля составляют только конкретные сведения о фактах и, что не менее важно обстоятельствах, которые имеют большое значение для дела уголовного характера воспринятые свидетелем лично или же в ситуации, если информация сообщается со слов других лиц. Не являются доказательством мнения, суждения свидетеля равно как и данные в основе которых лежат его те или иные предположения, различные догадки, какие-либо слухи, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности (об этом говорится в пункте 2 части 2 статьи 75 УПК). Предмет показаний свидетеля включает любые факты, а также обстоятельства которые имеют отношение к делу уголовной направленности в том числе касающиеся личности обвиняемого, потерпевшего, взаимных отношений с ними и другими свидетелями (отмечается в части 2 статьи 75 УПК), и обстоятельства, которые позволяют оценить, и, что наиболее важно проверить показания самого свидетеля, и иные доказательства, достаточно тесно связанные с ними.

Права процессуального типа, которые являются установленными самим законом, а также ответственность и определенная обязанность свидетеля обусловлены конкретной целью для достижения которой свидетель вовлекается в уголовное судебное производство с целью получения от него правдивых показаний во время проведения допроса Стоит отметить, что если происходит ситуация, когда свидетель уклоняется от явки без каких-либо уважительных причин он может подвергаться приводу (об этом свидетельствует 56 статья УПК). За дачу показаний, которые являются заведомо ложными или же за отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность уголовного характера в соответствии со статьей 307, а также 308 Уголовного Кодекса (часть 8 статья 56 УПК). За разглашение тех или иных данных предварительного расследования свидетель вполне может привлекаться к ответственности по 310 статье Уголовного Кодекса с соблюдением специальных требований 161 статьи УПК.

С целью получения показаний человека, который выступает в качестве свидетеля освещается специальный процесс допроса Вызов, а также допрос производятся по конкретным правилам статьи 187-192 УПК.

Данные, которые являются сообщенные свидетелем вне допроса вовсе нельзя считать доказательством, их необходимо рассматривать только в роли оснований для его допроса и, конечно, вызова. Показания свидетеля – это всегда устное сообщение, которое получается во время допроса.

Свидетель в свою очередь может изложить показания в письменной форме, но только после их устного сообщения следователю. В ходе проверки показаний свидетеля обязательно необходимо учитывать все факты, которые тем или иным образом могут оказать влияние на их доброкачественность, соответствие действительности (условия восприятия, особенности памяти и т.п.).

В роли определенных способов проверки выступает анализ, а также синтез содержания показаний, сопоставление их с имеющимися в деле доказательствами, собирание совершенно новых доказательств (об этом говорится в 87 статье УПК).

Показания свидетеля – это рядовое доказательство, которое не имеет, как и иные доказательства заранее установленной силы (о чем свидетельствует 17 статья часть 2 УПК). Они оцениваются теми лицами, которые являются ответственными за ведение дела по их внутреннему убеждению, которое является основанным на совокупности имеющихся доказательств.

При этом они обязаны руководствоваться законом и, что не менее важно совестью (часть 1 статья 17, часть 1 статья 88 УПК).

Нужна помощь преподавателя? Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание Практика судебного характера в свою очередь выработала правила оценки показаний свидетеля. Обвинение не может основываться на:

  1. показаниях свидетелей, которые являются заинтересованными, опровергнутыми совершенно иными доказательствами;
  2. противоречивых показаниях свидетелей, которые являются неподтвержденными какими-либо иными доказательствами;
  3. показаниях свидетелей, которые в свое время не являются очевидцами правонарушительного дейсвтия и сообщивших сведения, которые являются известными им по неопределенным, и непроверенным слухам;
  4. некорректных показаниях свидетелей;
  5. на тех или иных показаниях свидетелей, которые являются опровергнутыми иными доказательствами;
  6. показаниях свидетелей, которые не отражают (хотя бы примерно) место, время и различные иные обстоятельства события, о котором в них собственно идет речь.

Показания потерпевшего – это определенное устное сообщение гражданина, который в свое время считается признанным потерпевшим, о фактах и, конечно, обстоятельствах, которые имеют значение для дела уголовной направленности воспринятых им лично или от иных лиц, полученное на допросе в конкретном установленном законом порядке (о чем говорится в 78 статье УПК).

Выступая в качестве разновидности одного и того же вида доказательств, показания лица, которое является потерпевшим во многом схожи с показаниями свидетеля, что в свое время проявляется в едином режиме процессуального характера предназначенном для их собирания и, что не менее важно применения в уголовном процессе.

Выступая в качестве разновидности одного и того же вида доказательств, показания лица, которое является потерпевшим во многом схожи с показаниями свидетеля, что в свое время проявляется в едином режиме процессуального характера предназначенном для их собирания и, что не менее важно применения в уголовном процессе.

Основу показаний гражданина, который выступает в качестве потерпевшего, а также свидетеля, составляют конкретные факты и, что не менее важно обстоятельства воспринятые им лично или со слов совершенно иных лиц.

Обязанности, а также права и, конечно, ответственность потерпевшего, и свидетеля во многом являются схожими (отмечается в части 2, 3, 5-7 статьи 42 УПК).

Точно также как и свидетель, гражданин выступающий в роли потерпевшего обязан явиться на допрос, и дать правдивые показания.

Важно заметить, что совпадают и правила их допроса.

Вместе с тем показаниям потерпевшего лица как участника судебного производства уголовной направленности присущи определенные особенности. Он в свое время является не только источником тех или иных доказательств (что характерно для свидетеля), но и участником судебного производства, который имеет свой личный интерес в деле уголовной направленности. Отсюда его права: знать о обвинении, которое предъявляется обвиняемому, давать показания (пункт 1, 2 ч.

2 статьи 42 УПК). Заинтересованность лица, которое является потерпевшим обязательна должна учитываться в ходе проверки и оценке его показаний. В остальном собирание, а также проверка и оценка показаний потерпевшего осуществляются по специальным правилам, которые являются предусмотренными для свидетеля.

Классификация доказательств и средств доказывания.

Понятие доказательств Прежде чем суд придет к выводу о существовании субъективного права или охраняемого законом интереса, он должен точно установить юридически значимые факты, с которыми нормы материального права связывают правовые последствия.

Эти факты — действия, события, явления, как правило, совершаются до возникновения гражданского дела, поэтому суд не может получить знания о них непосредственно, не прибегая к доказательствам и доказыванию. В юридической науке и законодательстве понятия «доказательство» и «доказывание» различаются.

Каждое из них имеет свое содержание. В судебной деятельности доказывается существование или отсутствие фактов, с которыми закон связывает возникновение, изменение, прекращение правоотношений.

Процесс доказывания осуществляется при помощи доказательств. Доказывание представляет собой сложный социально-правовой феномен, в котором проявляется во всем своем многообразии деятельность процессуальная и логическая. Судебное доказывание — это деятельность суда и лиц, участвующих в деле, направленная на установление фактических обстоятельств рассматриваемых гражданских дел с помощью судебных доказательств.

Судебное доказывание осуществляется в предусмотренной законом процессуальной форме, представляет собой процессуальную деятельность и включает действия по представлению, собиранию, исследованию и оценке доказательств. Судебное доказывание — это урегулированный нормами гражданского процессуального права процесс движения от вероятных суждений к истинному знанию, обеспечивающему вынесение законного и обоснованного судебного решения по делу.

По закону суд может получать свое знание о фактах только из доказательств.

В силу положений ч. 2 ст. 195 ГПК суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Таким образом, установление фактов, имеющих значение для дела, осуществление судом их познания, как правило, происходит при помощи судебных доказательств. Согласно абз. 1 ч. 1 ст. 55 ГПК доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Следовательно, в силу прямого указания закона доказательствами являются сведения о фактах, информация о событиях или действиях, имевших место в прошлом и являющихся основаниями возникновения, изменения или прекращения спорного материального правоотношения. Согласно абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Как видно из текста абз. 2 ч.

1 ст. 55 ГПК закон доказательствами уже называет не только сведения, информацию, но и сами процессуальные средства доказывания в целом, например: вещественные доказательства, письменные доказательства.

Такой же подход используется и в иных нормах ГПК.

Так, например, в ст. 57, 58, 59, 60 ГПК и т. д. под судебными доказательствами понимаются не только сами сведения, информация, содержащиеся в определенных средствах доказывания, а процессуальные средства доказывания в целом.

Закрепленный в абз. 2 ч. 1 ст.

55 ГПК перечень судебных доказательств (средств доказывания), к которым закон относит объяснения сторон и третьих лиц, свидетельские показания, письменные и вещественные доказательств, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. С учетом изложенного под судебным доказыванием можно понимать правомерную деятельность субъектов доказывания по определению, получению, исследованию и оценке юридически значимых сведений о фактах, осуществляемую в предписанной законом форме, направленную на разрешение дела, вынесение законного и обоснованного акта судебной власти.

С учетом изложенного под судебным доказыванием можно понимать правомерную деятельность субъектов доказывания по определению, получению, исследованию и оценке юридически значимых сведений о фактах, осуществляемую в предписанной законом форме, направленную на разрешение дела, вынесение законного и обоснованного акта судебной власти.

Понятие судебного доказательства может быть дано путем отражения в нем следующих характеристик: 1) сведения (информация) о фактах; 2) сведения, полученные из указанных в законе средств доказывания; 3) сведения о фактах, которые получены, исследованы и оценены в порядке, предусмотренном процессуальным законом.

Следовательно, судебными доказательствами являются сведения о фактах, способные подтвердить (опровергнуть) имеющие значение для правильного разрешения дела факты, полученные, исследованные и выраженные в строго установленном процессуальным законом порядке. Таким образом, можно сказать, что судебные доказательства — это предусмотренные и регламентированные законом процессуальные средства доказывания, содержащие в себе сведения, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Классификация доказательств Необходимо обратить внимание на положение, содержащееся в ч.

2 ст. 55 ГПК РФ:

«Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда»

.

Под нарушением закона следует понимать: 1) получение сведений о фактах из непредусмотренных законом средств доказывания; 2) несоблюдение процессуального порядка получения сведений о фактах в судебном заседании; 3) привлечение в процесс доказательств, добытых незаконным путем. В целях получения более глубокого знания о доказательствах проводится их классификация.

Деление доказательств производится по какому-либо существенному признаку, позволяющему выявить между ними различия и сходства. Признак, по которому осуществляется деление на виды, называется основанием классификации. Наиболее общепризнанными являются классификации доказательств на первоначальные (первоисточники) и производные, прямые и косвенные.
Наиболее общепризнанными являются классификации доказательств на первоначальные (первоисточники) и производные, прямые и косвенные.

Также доказательства подразделяются на личные, вещественные и смешанные. Помимо научной ценности, классификация доказательств имеет и большое практическое значение, поскольку позволяет определить наиболее эффективные приемы и способы исследования и оценки доказательств судом с учетом свойств каждого вида доказательств, особенностей формирования, характера связи с фактом, который они подтверждают или опровергают.

В процессуальной науке наиболее распространенной является следующая классификация доказательств. По характеру связи содержания доказательств с доказываемым фактом они делятся на прямые и косвенные. 1) Прямыми называются доказательства, содержание которых имеет однозначную связь с устанавливаемым фактом.

Однозначная связь позволяет сделать единственный вывод о наличии или отсутствии искомого факта. Такое доказательство, даже будучи взятым в отдельности, дает возможность сделать лишь один определенный вывод об искомом факте.

Например, прямым письменным доказательством факта заключения брака является свидетельство о браке установленной формы и содержания.

2) Косвенными, именуются доказательства, в которых содержание имеет с доказываемым фактом многозначную связь. Косвенное доказательство, взятое в отдельности, дает основание лишь для нескольких вероятных, предположительных выводов, нескольких версий относительно искомого факта.

Так, расписка о получении взаймы денежных средств является прямым доказательством факта заключения договора займа и передачи денег. Письмо же ответчика, содержащее просьбу к истцу дать взаймы денег, является косвенным доказательством факта передачи денег, поскольку не позволяет сделать однозначного вывода.

Возможно, истец удовлетворил просьбу ответчика и дал ему взаймы денег, а возможно, что отказал. Однако в совокупности с другими косвенными доказательствами, например выпиской со счета ответчика, на который в тот же день, когда он, по утверждению истца, получил деньги, была зачислена такая же сумма, при отсутствии каких-либо доказательств об источнике происхождения этих денег, указанное письмо ответчика может позволить суду установить факт заключения договора займа. Многозначная связь предполагает как минимум 2 равновероятных вывода о наличии или отсутствии факта.

Например, квитанция о почтовом денежном переводе не является основанием для однозначного вывода о наличии между сторонами договора займа.

Передача денежных средств могла быть произведена как во исполнение договора, так и вызвана другими обстоятельствами. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что одного косвенного доказательства недостаточно для установления искомого факта, поскольку какое-то из возможных предположений, вероятно, следующих из содержания данного доказательства, является априори ложным. Косвенные доказательства лишь в совокупности своей могут подтвердить или опровергнуть факты, подлежащие установлению по делу.

Однако это не означает, что косвенные доказательства не могут быть использованы в процессе. Стороны должны стремиться представлять суду прямые доказательства имеющих значение для разрешения дела фактов. Однако такие прямые доказательства имеются далеко не всегда (например, в случае отсутствия расписки в получении денег, отказа одной из сторон от участия в генетической экспертизе по делу об установлении отцовства, отсутствия документа, подтверждающего передачу вещи и т.

д.). Именно в случаях отсутствия прямых доказательств косвенные доказательства помогают суду установить искомые факты и разрешить дело по существу. По процессу формирования сведений о фактах доказательства подразделяются на первоначальные и производные. Первоначальными являются доказательства-первоисточники, производными — доказательства, которые воспроизводят содержание другого доказательства.

1) Первоначальные (первоисточники) доказательства формируются непосредственно под влиянием юридического факта — события или действия реальной действительности на носитель информации. Таким доказательством являются показания свидетеля-очевидца, который лично наблюдал факт подписания договора, факт передачи имущества, факт совершения противоправного действия. Первоначальными доказательствами являются и объяснения сторон, если они лично наблюдали происходившие события или непосредственно принимали участие в совершении определенных действий.

Также первоначальным доказательством является подлинник документа, экспертного заключения, оригинал аудио- или видеозаписи, исходный файл, содержащий электронный документ.

2) Производными называются доказательства, содержание которых воспроизводят сведения, полученные из других источников. Производные доказательства не находятся в непосредственной связи с доказываемым фактом.

Они лишь воспроизводят содержание первоначальных доказательств.

Их получают «из вторых рук». Между производным доказательством и фактом, о котором оно свидетельствует, всегда стоит как минимум еще одно доказательство. В частности, производными доказательствами являются свидетельские показания о фактах, о которых свидетелю стало известно со слов других лиц, копии документов, копии аудио-, видеозаписей, копии файлов, содержащих электронные документы, фотография недоброкачественного товара Производное доказательство отображает не непосредственно сам факт, а содержание предыдущего доказательства. Следовательно, оно может искажать, не совсем верно и полно воспроизводить сведения о самом факте.

Чем больше звеньев в цепи между доказываемым фактом и представленным в суд производным доказательством, тем более велика вероятность того, что производное доказательство содержит не совсем точную, искаженную информацию. Так, например, если свидетель воспроизводит слова другого человека, то возможно, что свидетель-очевидец что-то не совсем правильно рассказал, что-то преувеличил или, наоборот, не придал чему-либо значение.

А второй свидетель мог что-либо не совсем правильно понять, услышать.

При копировании документов искажения могут быть ввиду недостаточного качества предыдущих копий, недостатков технических средств копирования либо даже могут быть целенаправленно внесены в копию документа путем подчисток, исправлений и т.

д. В связи с этим, исходя из принципа непосредственности, суду следует, как правило, исследовать именно первоначальные доказательства. Именно поэтому свидетель должен сообщать суду источник своей осведомленности (ч.

1 ст. 69 ГПК), а письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии (ч.

2 ст. 71 ГПК). При оценке копии документа суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом (ч. 6 ст. 67 ГПК). Когда же представлены копии документа, различные по своему содержанию, должен быть исследован подлинник этого документа. При этом суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа, если представленные копии различаются, а оригинал не передан суду (ч.

7 ст. 67 ГПК). По источнику сведений, информации доказательства подразделяются на личные и вещественные (предметные) в зависимости от того, является ли источником доказательства человек или материальный объект. 1) К личным доказательствам относятся объяснения сторон и третьих лиц, свидетельские показания, заключения экспертов, поскольку их источником являются люди.

2) Вещественными или предметными доказательствами, согласно данной классификации, являются собственно вещи.

Это, в частности, письменные, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи. Следует отметить, что в процессуальной науке высказываются и другие точки зрения относительно классификации доказательств по их источнику.

Так, к личным доказательствам, кроме объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей и заключений экспертов, отдельные авторы относят еще и письменные доказательства, поскольку они всегда исходят от конкретных лиц, и не имеет значения, что содержание закреплено на материальном объекте.

Письменные доказательства и заключение эксперта одни ученые относят к личным доказательствам, поскольку их авторами являются люди, другие — к вещественным, поскольку в процессе используются конкретные документы, являющиеся, в широком смысле, объектами материального мира. Пример. Сведения, содержащиеся в показании свидетеля дорожно-транспортного происшествия, о факте наезда являются прямым, личным и первоначальным доказательством. Копия расписки о передаче денег в долг по делу о признании права собственности на дом — это косвенное, вещественное, производное доказательство.

Также существует позиция некоторых учёных, согласно которой помимо личных и вещественных доказательств по признаку источника доказательств выделяется третий вид — смешанные доказательства, к которым относятся заключения эксперта. Такая точка зрения обосновывается тем, что информация о фактах извлекается из двух источников — личного и вещественного.

Так, эксперт, изучая предмет, преобразует полученные из этого источника вещественного доказательства сведения, сам становится источником личного доказательства — заключения эксперта. Следует согласиться с авторами, которые считают, что при классификации доказательств по их источнику определяющим является способ закрепления и сохранения информации. В связи с этим личным считается доказательство, когда носителем (источником) сведений о фактах является человек, воспринимавший данные факты (сторона, третье лицо, свидетель, эксперт).

Предметным носителем сведений о фактах выступает материальный объект (вещь, письменный документ и др.), сохранивший следы, отпечатки и т.п. определенных действий или событий.

Показания свидетеля как доказательство Текст научной статьи по специальности «Право»

Кондратьева О.И.

Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЯ КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВО В статье автор поднимает спорные вопросы, видов доказательств. Показания свидетеля — это обобщение лицом известных ему сведений об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу, сделанное во время допроса в установленном законом порядке в качестве свидетеля.

Показания свидетелей являются наиболее распространенным видом доказательств.

Круг свидетелей по уголовным делам определен весьма широко.

В соответствии с УПК РФ в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу. Не может допрашиваться в качестве свидетеля только: а) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; б) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или связи с ее оказанием; в) адвокат — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью; г) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; д) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известными в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Гражданин становится свидетелем в силу случайного стечения обстоятельств, но роль его в уголовном судопроизводстве весьма важна, так как свидетель незаменим.

Только он располагает полученной им лично информацией, необходимой для выяснения обстоятельств дела.

Поэтому в тех случаях, когда возникает вероятность участия граж- касающиеся показаний свидетеля как одного из данина в деле в качестве свидетеля и в какой-либо иной процессуальной роли, закон отдает предпочтение первому. Если кто-либо располагает лично сведениями об обстоятельствах дела, то он не может быть по этому делу судьей, прокурором, следователем, лицом, производящим дознание, секретарем судебного заседания, переводчиком, экспертом, специалистом (ст.

61-71 УПК РФ). Если лицо занимает в деле положение обвиняемого, потерпевшего, то оно допрашивается не в качестве свидетеля, а как тот или иной участник процесса. Ст. 56 УПК РФ устанавливает, что участие в деле законных представителей потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого не исключает возможности допроса этих лиц в качестве свидетелей.

Но здесь разделение процессуальных ролей объективно невозможно. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Процессуальное положение свидетеля определено законом в интересах получения добросовестных показаний и охраны прав свидетеля как гражданина. Свидетель обязан: 1. Явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда. При неявке без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

2. Дать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы. Свидетель не вправе утаить известные ему сведения об обстоятельствах дела или же отказаться ответить на поставленные вопросы в случаях, когда ему известны те или иные факты.

Показания свидетеля должны быть правдивыми. Дача заведомо ложных показаний представляет собой преступление против правосудия (ст.

307 УК РФ). Отказ или уклонение свидетеля от дачи показаний влечет за собой уголовную ответственность на основании ст. 308 УК. 3. Не разглашать данные предварительного следствия и дознания без разрешения прокурора, следователя или дознавателя. Ст. 56 УПК предусматривает в необходимых случаях возможность отобрания у свидетеля подписки о неразглашении данных предварительного следствия или дознания.

За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет уголовную ответственность на основании ст. 310 УК РФ. Свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и о своих взаимоотношениях с ним и другими свидетелями (ст.

79 УПК). В то же время свидетель может быть допрошен только о том, в чем он внутренне убежден, о чем он осведомлен лично. Это не исключает его обязанности правдиво изложить сведения, известные ему от других лиц, которых свидетель может указать.

Но в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК не могут служить доказательствами фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Предположения, догадки свидетеля по поводу тех или иных обстоятельств дела, возможного развития событий доказательствами не являются, в отличие от конкретных фактических данных, на которых они основаны, если свидетель сообщает такие сведения. Свидетель несет уголовную ответственность за отказ дать правдивые показания о действиях других лиц. Если же он отказывается отвечать на вопросы, изобличающие его самого в совершении преступления, или же дает ложные показания по поводу собственных действий, то он не может быть привлечен к уголовной ответственности.

Ст. 51 Конституции РФ устанавливает, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого. Процессуальным способом получения у лица показаний по поводу его преступных действий является допрос в качестве обвиняемого или подозреваемого, который не сопряжен с ответственностью за отказ давать показания и за заведомо ложные показания. В тех случаях, когда обязанность свидетеля дать показания приходит в противоречие с установленной для него законом обя- занностью хранить в тайне те или иные сведения (врачебная тайна, государственная тайна и пр.), допрос свидетеля по поводу этих сведений должен производиться лишь после получения соответствующего разрешения.

Свидетель имеет право: 1) свободно, без принуждения дать показания по делу. Принуждение свидетеля к даче показаний путем применения угроз или иных незаконных действий является преступлением; iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 2) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда; 3) давать показания на родном языке или на том языке которым он владеет; 4) пользоваться помощью переводчика бесплатно; 5) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе; 6) явиться на допрос с адвокатом; 5) знакомиться с протоколом допроса и требовать дополнения протокола, внесения в него поправок; 6) ходатайствовать о применении мер безопасности.

При проверке и оценке показаний свидетеля необходимо иметь в виду ряд обстоятельств, которые могут сказаться на достоверности доказательств этого вида. В частности, следует учитывать: 1) обстоятельства, объективно влияющие на правдивость, добросовестность свидетеля; 2) обстоятельства, вызывающие ошибки в показаниях добросовестного свидетеля.

Причиной ложных показаний свидетеля может быть личная заинтересованность в осуждении или оправдании определенного лица, стремление переложить на обвиняемого свою собственную вину, скрыть собственные незаконные действия, способствовавшие совершению преступления. Ложные показания свидетеля могут быть вызваны воздействием со стороны обвиняемого, потерпевшего или близких им лиц.

На правдивость свидетельских показаний негативное влияние может оказать общение потенциальных свидетелей между собой, одновременный их допрос в одном помещении. В связи с этим целесообразно было бы дополнить ст. 189 УПК РФ частью шестой и седьмой следующего содержания: ч.

6: «Свидетели, потерпевшие, вызванные по одному делу, допрашиваются отдельно от других свидетелей и потерпевших.

Следователь принимает меры к тому, чтобы свидетели, потерпевшие, вызванные по данному делу, не могли общаться между собой до начала допроса». Могла бы выглядеть следующим образом ч.

7: «Перед допросом следователь выясняет отношение свидетеля, потерпевшего к обвиняемому или подозреваемому, разъясняет им процессуальные права и обязанности, предупреждает об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний.

При этом следователь обязан разъяснить, что свидетель, потерпевший вправе отказаться от дачи показаний, уличающих в совершении преступлений его самого, супруга (супругу), близких родственников.

Свидетель, потерпевший, не воспользовавшиеся этим правом, предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний». В показаниях добросовестных свидетелей возможны ошибки, несмотря на то, что свидетель стремится точно сообщить об известных ему обстоятельствах.

Ошибки в показаниях добросовестных свидетелей могут быть «спроектированы» при восприятии свидетелем фактов, о которых он сообщает, при их запоминании, iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . а также и в процессе дачи свидетелем показаний.

Ошибки, обусловленные в процессе восприятия фактов, по поводу которых даются показания, могут быть следствием как субъективных свойств свидетеля, так и объективных обстоятельств восприятия (недостатков органов слуха, зрения, состояния испуга, опьянения, плохого освещения или слишком большого расстояния и т.

п.). Отсутствие внимания к событию также оказывает влияние на восприятие свидетеля, полноту правильности его показаний.

Ошибки в показании добросовестного свидетеля также могут явиться следствием свойств его памяти или забывания им определенных фактов.

Свидетель может запамятовать некоторые обстоятельства. Он может вспомнить отдельные факты неточно, может неосознанно заменить в своей памяти реальные факты вымышленными. Ошибки могут быть порождены и внушением со стороны других лиц, обсуждавших события преступления.

Неточности в показании добросовестных свидетелей могут возникнуть вследствие неудачного изложения ими известных фактов или неумелого, неправильного допроса свидетеля.


prinyatie-nasledstva.ru © 2021
Наверх