Главная - Другое - Какие лекарства реально не продадут в аптеке

Какие лекарства реально не продадут в аптеке


Какие лекарства реально не продадут в аптеке

Аптека всегда под рукой


Госдума приняла закон о дистанционной продаже лекарств, распространив новые нормы в том числе и на рецептурные препараты. Однако онлайн-торговлю последними в финальной версии документа решили ограничить по времени. Правительство сможет разрешить продавать рецептурные лекарства по интернету только в связи с распространением коронавирусной инфекции — до 31 декабря 2020 года. Продавать лекарства онлайн смогут только аптеки, которые имеют лицензию.

Фото: Сергей Михеев Отметим, что у нормы о рецептурных препаратах сложная судьба.

Сначала депутаты предлагали разрешить их продажу по интернету на постоянной основе, но Минздрав был против из-за рисков, связанных с недостаточным контролем над такой торговлей.

Поэтому документ долго не мог пройти второе чтение. Однако на фоне пандемии коронавируса 19 марта правительство дало согласие на включение нормы в закон.

При этом Госдума и кабмин договорились о ряде нюансов, которые помогут справиться с рисками.Во-первых, пункт закона, наделяющий правительство правом разрешать дистанционную продажу рецептурных препаратов, будет иметь конкретные временные ограничения. Как подчеркнул замглавы думского комитета по охране здоровья Леонид Огуль, в качестве ответа на сегодняшнюю ситуацию положение будет действовать только до конца года.Итак, на постоянной основе будет разрешена только продажа лекарств без рецепта. Норма вступает в силу после официального опубликования.

А разрешение в отношении рецептурных лекарств будет временным и коснется не всех препаратов.

В разрешенный для онлайн-продажи перечень не смогут войти наркотические, сильнодействующие и психотропные лекарственные средства и препараты, в которых содержится свыше 25% этилового спирта.Кабмин также введет требования к аптечным организациям, которые смогут торговать такой продукцией, и установить правила доставки препаратов.Ко второму чтению депутаты также уточнили, что дистанционная продажа рецептурных препаратов будет осуществляться только на основании электронного рецепта. Он должен быть подписан цифровой подписью медработника.Онлайн-продажа медицинских изделий и лекарств, отпускаемых без рецепта, станет обязательной после официального опубликования закона.Зачем вообще понадобился документ? Пока что фармкомпании могут предлагать клиентам только услугу онлайн-бронирования с возможностью забрать заказанные лекарства в ближайшей аптеке.

Как подчеркнул спикер ГД Вячеслав Володин, нововведения направлены на поддержку граждан РФ в условиях распространения коронавирусной инфекции.

«Принятие данных решений особенно необходимо в условиях режима самоизоляции, — заявил он. — Закон позволит людям с хроническими заболеваниями, пенсионерам, получить необходимые лекарства, не покидая дом».Закон позволит людям с хроническими заболеваниями, пенсионерам получить необходимые лекарства, не покидая домПродавать лекарства онлайн (как с рецептом, так и без) смогут только аптечные организации, которые имеют лицензию на фармацевтическую деятельность и соответствующее разрешение от федерального органа исполнительной власти. Все доменные имена таких аптек и аптечных сетей должны быть зарегистрированы в едином реестре.А в случае обнаружения в интернете онлайн-магазинов, торгующих без указанных документов, такие сайты будут вноситься в реестр запрещенных сайтов и блокироваться, рассказал Леонид Огуль.

Таким образом, будет налажен строгий контроль, резюмировал он.В ходе обсуждения закона депутатов интересовало, насколько оперативно сможет осуществляться блокировка сайтов в случае нарушений законодательства. Полномочиями по выявлению такого рода онлайн-магазинов имеются у Роскомнадзора. В соответствии с новым законом для блокировки доступа к такого рода сайтам судебное решение не требуется.Чтобы защитить граждан от покупки по интернету подделок и некачественных лекарств, Госдума ранее приняла поправки об административной и уголовной ответственности.

Недобросовестным торговцам грозит до 6 лет лишения свободы вкупе со штрафом до 2,5 млн рублей.Норма о дистанционной продаже лекарств дополняет блок законов, принятых днем ранее, для противодействия распространения вирусу, подчеркнул спикер Госдумы Вячеслав Володин.Напомним, что в новых законах дается право правительству вводить в стране или ее части режим ЧС и повышенной готовности, говорится о мерах поддержки граждан и бизнеса в условиях пандемии, а также вводятся серьезные штрафы и тюремные сроки за нарушение карантина и фейки о коронавирусе.

Власть Работа власти Внутренняя политика Экономика Отрасли Фарминдустрия Законодательная власть Госдума

Куда пропадают лекарства?

Лекарственные препараты — необходимая часть покупок для многих из нас.

Наверное, каждый сталкивался с такой ситуацией: единственное лекарство, которое помогает или которое доктор прописал, как будто провалилось сквозь землю. И ни вы, ни ваши близкие не могут его найти.

Мы регулярно получаем жалобы на исчезновение лекарств с аптечных полок, поэтому решили разобраться в вопросе. Предлагаем вместе совершить виртуальную экскурсию в аптеку, на производство препарата и в кабинет врача.

Как и всегда, Мегаптека.ру на страже качества фармпрепаратов для конечного потребителя, и ни одна деталь не останется без внимания наших «ревизорро».

Нетрудно догадаться, что пропажа необходимого препарата — это стресс для пациента. А если лекарства данной категории продаются по рецепту, это означает еще и повторный визит к врачу.

Потеря времени на поиск препарата никак не ускоряет выздоровление.

Например, в апреле 2020 г. на сайт Мегаптека.ру в поиске препарата Плаквенил зашли 22 000 человек. При этом, Плаквенил было не достать — аптеки предлагали его крайне редко. В сентябре 2020 года лидером-потеряшкой был Акнекутан, в феврале — Новинет.

Казалось бы: есть спрос на лекарство, будет и предложение?

На фармацевтическом рынке это не совсем так. Давайте разберёмся, почему. Так произошло этой весной с препаратами Плаквенил, Иммард, Галавит, Тамифлю. После того, как в зарубежных СМИ появилась информация, что препарат Гидроксихлорохин (торговое название — Плаквенил и Иммард) , его буквально смели с полок по всей стране.

В ВОЗ подчеркивают, что пока в мире нет ни одного лекарства от Covid-19, поэтому применение любых средств без рекомендации врача — небезопасно. При этом, тысячи людей, болеющих Системной красной волчанкой, для которых Плаквенил — жизненно необходимый препарат, оказались в сложной ситуации.

Получилось, что препарат, запасы которого опирались на статистику больных Системной красной волчанкой, был скуплен «не теми больными», то есть такой коллапс было практически невозможно предположить. Если препарат в списке жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), то цену на него устанавливает государство. Таких препаратов более 770. Производитель не имеет право её менять.

Когда курс рубля по отношению к доллару падает, некоторые лекарства становятся убыточными с точки зрения закупки. Больше всего от этого страдают препараты дешевле 50 рублей.

Фиксация цены на такие препараты в рублях привела к тому, что многие позиции, особенно самые дешевые, убыточно ввозить в Россию и производить здесь.

Дистрибьюторам невыгодно распространять такие лекарства, даже если они остались на складах производителей.

Регистрационное удостоверение препарата имеет ограниченный срок действия.

Документ необходимо переоформлять. Так, предположительно, произошло с препаратом Вигантол, его не стоит ждать в аптеках России раньше августа 2020 года.

По данным Pharm-portal.ru последние три года в России ежемесячно переоформляется 300 регистрационных удостоверений. Да, такое тоже случается. Эта история произошла с препаратом Фенотропил. Он был снят с производства в апреле 2017 года, но предпосылки о прекращении его выпуска возникли еще в 2007 году.

Активное вещество Фенотропила Российская академия медицинских наук признала устаревшим и не имеющим доказанной эффективности. Тем не менее, препарат тогда не запретили, и в течение 10 лет он был разрешен в России.

В 2017 году лекарство перестали выпускать из-за окончания действия лицензионного договора на патент и товарный знак «Фенотропил».

Такова официальная версия компании «Валента Фарм», которая много лет занималась производством данного препарата. По словам изобретателей препарата и его правообладателей Валентины и Романа Ахапкиных, договор расторгли, так как компания-производитель за многие годы не усовершенствовала активное вещество данного лекарства.

Цена на фарм¬субстанции и их доставку из-за недавнего обвала курса рубля стала невыгодной для производителей. Поднять цены на продукцию не даёт правительство, а продавать препараты ниже себестоимости фармацевтические компании не готовы. При этом, фармкомпании не вошли в список «важных сфер», которым государство будет помогать.

Неблагополучная в целом экономическая ситуация толкает фармпроизводителей на сокращение производств. Как пишут СМИ, с полок аптек могут пропасть жаропонижающий Парацетамол, антигистаминное средство Димедрол, обезболивающее Ибупрофен. Всего в списке невыгодных препаратов, по словам представителей крупных фармкомпаний, около 50 позиций.

Всего в списке невыгодных препаратов, по словам представителей крупных фармкомпаний, около 50 позиций. Когда препарат выходит на рынок, он проходит клинические испытания, его проверяют на наличие побочных эффектов.

Но не всегда удаётся отследить все реакции организма сразу. Некоторые побочные эффекты проявляются спустя время, эти сведения отслеживаются врачами и провизорами.

Иногда выясняются интересные подробности побочных эффектов, таких как частое возникновение анафилактического шока, вплоть до смертельного исхода. Так было с Биопароксом. При применении препарата Эреспала обнаружили эффект жизнеугрожающей аритмии и увеличение интервала Q-T на ЭКГ. Когда выявляется, что лекарство оказалось небезопасно, его снимают с производства.

За три года до остановки продаж в России продали 18,77 миллиона пачек Эреспала, в 2018 году реализовано 6,33 миллиона упаковок, в 2017 году — 6,05 миллиона упаковок, в 2016 году — 6,39 миллиона упаковок (по данным аналитического агентства DSM Group). От производства и импорта препаратов мы с вами подошли к двери в кабинет врача.

Далее проводить исследование пропажи лекарств нам поможет доктор из Санкт-Петербурга Ольга Львовна Крылова, кандидат медицинских наук, заместитель главного врача клиники «Гармония Здоровья».

«Если препарат необходим прямо сейчас, а в аптеках его не достать, поговорите с лечащим врачом и ищите альтернативы. — говорит Ольга Львовна. — Либо попробуйте найти нужный препарат через интернет, через свой круг знакомых. Возможно, у кого-то остались неиспользованные запасы.

Не все пациенты успевают пропить курс. У кого-то происходит смена препарата, и недопитая пачка лежит в коробочке «на всякий случай». Если настойчиво поискать, можно найти немалое количество таблеток в таких вот домашних запасниках», — добавляет Ольга Львовна.

А как быть врачам, которые назначают препарат, а его невозможно купить?

«Естественно, подбирать аналоги.

Как правило, на каждый случай заболевания есть несколько схем лечения, всегда можно выбрать другой вариант.

Главное — не затягивать с подбором аналогов, если препарат пропадает из аптек, это может быть надолго»,— комментирует Ольга Львовна Крылова.Если посмотреть назад, в 2020 год, то во многом он запомнился «лекарственным кризисом». В 2020 году возможны трудности, связанные с обязательной маркировкой и перерегистрацией цен на лекарства перечня ЖНВЛП (перерегистрация будет применяться, если производитель завышает стоимость препарата для России по сравнению с зарубежной ценой). Последствия пандемии, уже влияющие на фармотрасль, ещё проявятся «во всей красе».

Стоит ли потребителю, пациенту опасаться искусственного дефицита лекарств в 2020 году? Отвечает Дмитрий Чирков, основатель и генеральный директор агрегатора Мегаптека.ру: — Смотря что считать искусственным дефицитом. Я думаю, что из-за последствий пандемии и самоизоляции мы можем столкнуться не с искусственным, а с реальным дефицитом отдельных препаратов.

В частности потому что некоторые фармпроизводители приостановили свои производства.

Всё зависит от того, как долго еще фармпредприятиям придётся простаивать и как быстро они вернутся к прежним объёмам производства. Прогнозировать что-то в такой ситуации довольно сложно. Защищены ли граждане от несправедливо завышенных цен в условиях временного дефицита некоторых лекарств?

Дмитрий Чирков, основатель и генеральный директор агрегатора Мегаптека.ру: — К сожалению, в большинстве случаев потребитель почти никак не защищён от несправедливо завышенных цен. Исключения — когда препарат попадает в список ЖНВЛП и цены на препараты в этом перечне регулирует государство. В отдельных случаях, когда из-за ажиотажного спроса какой-то важный товар неоправданно дорожает (как случилось, например, с масками этой весной), государство также может подключиться к ситуации и начать регулировать цены на конкретный товар.

В отдельных случаях, когда из-за ажиотажного спроса какой-то важный товар неоправданно дорожает (как случилось, например, с масками этой весной), государство также может подключиться к ситуации и начать регулировать цены на конкретный товар. Но есть хороший способ купить товар по минимальной цене в городе, особенно в условиях дефицита конкретных аптечных товаров — это воспользоваться агрегатором аптек и проверить не только наличие нужного препарата или товара в аптеке, но и сравнить цены в разных аптеках.

Часто бывает, что в некоторых аптеках бывают остатки прежних закупок по «старым», более выгодным ценам.

Мегаптека.ру соединяет в единую базу 13 000 аптек и показывает эту огромную витрину конечному покупателю. Сегодня 20% аптек по всей России подключена к Мегаптека.ру. Любой человек, заходя на сайт Мегаптека.ру, видит информацию о наличии препаратов в аптеках страны и цены на них в режиме реального времени.А мы, в свою очередь, видим статистику поиска лекарств — что именно и с какой частотой ищут покупатели в аптеках.

Поделиться с друзьями публикациейПонравилась статья?Поделиться ей всоциальных сетяхСписок товаров по алфавитуУстановите бесплатное мобильное приложение Megapteka.ruМы отправим на ваш номер sms со ссылкой на установкуО компанииПомощьКаталогМобильное приложениеВы можете заказывать товары в агрегаторе «Мегаптека.ру», используя мобильные приложения для и .© 2021 «Мегаптека.ру»Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста

Антидепрессанты без рецепта: мифы и правда

Георгий Шимбарецкий Врач, организатор здравоохранения 24 августа 2020 787791 Можно ли купить антидепрессанты без рецептов?

Какие средства для улучшения настроения наиболее эффективны, когда помогут более легкие препараты, а когда нужны мощные средства, как они действуют на организм, и можно ли принимать самостоятельно? Главное, при выборе лекарства — не навредить здоровью. Такое частенько можно услышать от знакомых или прочитать на форуме.

Но, как правило, человек, делающий такие заявления, заблуждается.

Ведь что подразумевают под «депрессией‎»‎ в разговорной среде?

Обычно имеется в виду просто кратковременное ухудшение настроения, раздражительность, усталость под влиянием обстоятельств.

Иногда у человека просто «плохой день‎»‎ или он «встал не с той ноги‎»‎, а он называет это депрессией. В наше время люди постоянно сталкиваются со стрессом: перегрузки на работе, бешеный ритм жизни, завышенные требования к себе, огромное количество информации, которое льется изо всех источников. Неудивительно, что многие не справляются с таким количеством стрессовых факторов, и это может проявляться различными симптомами:

  1. нарушения сна;
  2. навязчивые мысли;
  3. утомляемость;
  4. панические атаки.
  5. раздражительность;
  6. тревога;

Если эти симптомы кратковременны и проходят самостоятельно, не стоит сильно расстраиваться.

В большинстве случаев их поможет победить всего-навсего хороший отдых.

Но иногда отпуска недостаточно, и организму нужно чуть-чуть помочь.

Очень важно выбрать для этого правильные лекарства.

Это длительное (2 недели и более) выраженное снижение настроения, которое сопровождается еще несколькими дополнительными симптомами: снижение активности, замедление мыслительной деятельности, отсутствие радости от жизни. То есть, если вас перестали трогать привычные радости — хобби, семья, посиделки с друзьями, то это повод задуматься, понаблюдать за своим состоянием и, возможно, обратиться к врачу.

Рекомендуем прочесть:  Почему дует холодный воздух ваз 21099

Настоящая депрессия является серьезным и часто тяжелым заболеванием, которое требует обязательного лечения у врача-психиатра с назначением специальных лекарств. Они носят общее название — антидепрессанты.

Стоит отметить, что в последние годы показания для назначения антидепрессантов значительно расширились. Были проведены многочисленные исследования, которые показали эффективность антидепрессантов не только при депрессии, но и при тревоге, нарушениях сна (бессоннице), неврозах и даже невропатических болях.

Сегодня препараты из разных групп антидепрессантов широко назначают психиатры, неврологи и даже терапевты. Наиболее часто используются препараты двух групп.

Это старые препараты, которые считаются самыми сильными:

  1. — обладает стимулирующим действием, им лечат апатические депрессии.
  2. — препарат сбалансированного действия, обычно переносится легче, чем амитриптилин, также хорошо снимает тревогу. Назначается для лечения депрессий от легких до тяжелых, различных тревожных расстройств.
  3. — препарат с сильным седативным и мощным антидепрессивным действием. В больших дозах используется для лечения тяжелых депрессий, в малых — для более легких расстройств. Хорошо снимает тревогу и обладает снотворным эффектом.

Это более современная группа препаратов. Их преимущества — это хорошая переносимость и небольшое количество побочных действий, или вовсе их отсутствие.

Часто из этой группы назначаются:

  1. — обладает противотревожным и хорошим антидепрессивным действием. При длительном применении нормализует сон, если он был нарушен.
  1. — купирует тревогу, часто назначается для лечения панических атак.

  2. — довольно сильный антидепрессант дневного действия. Снимает тревогу, навязчивые мысли, при этом не вызывает сонливости.

Есть еще много современных антидепрессантов, у которых мало побочных эффектов и хорошая переносимость:

  1. и другие.

  2. ;
  3. ;
  4. ;
  5. ;

Но сильные антидепрессанты без рецептов не продаются.

Их может выписать только врач: психиатр, невролог, иногда терапевт.

  1. Только врач сможет оценить риск побочных эффектов для конкретного пациента.
  2. Отмена тоже должна осуществляться постепенно и под контролем врача. В противном случае вы рискуете получить синдром отмены.
  3. Разные антидепрессанты имеют разные нюансы терапевтического действия. Если лекарство подобрано неправильно, в лучшем случае оно не поможет, в худшем — навредит.
  4. Подбор дозы осуществляется индивидуально. Если самостоятельно увеличивать дозу слишком быстро, можно ощутить на себе массу неприятных последствий.

Существует ряд препаратов, которые продаются без рецепта.

При клинической депрессии они не эффективны, однако помогут справиться со стрессом, кратковременным расстройствами сна и раздражительностью.
С их помощью можно попробовать немного облегчить свое психоэмоциональное состояние:

  1. — одно из самых популярных средств. Назначается, начиная с детского возраста, при стрессах, переутомлении, эмоциональном перенапряжении. Иногда эффективен при незначительных нарушениях сна.
  2. . Довольно сильное успокоительное средство при нервозности и раздражительности. Эффективен при снижении концентрации внимания, памяти, утомляемости. Помогает восстановить нервную систему в период повышенной нагрузки.
  3. . Обладает противотревожным действием, устраняет чувство страха, плаксивость, раздражительность. Используется при лечении вегето-сосудистой дистонии и даже при алкоголизме, для облегчения симптомов отмены спиртного. Не вызывает привыкания. Нужно учитывать, что детям до 18 лет противопоказан.
  1. .

    Повышает устойчивость организма к стрессу. Дефицит магния может приводить к дисбалансу нервной системы, раздражительности, нарушениям сна, поэтому Магне В6 оказывает в этих случаях положительный эффект.

  2. . Хорошо успокаивает, снимает раздражительность, тревогу, улучшает сон.

    Не рекомендуется в период лечения управление автомобилем и другие виды деятельности, требующие повышенной концентрации внимания.

  3. . Оказывает противотревожное, успокаивающее, антиастеническое действие, помогает справиться со стрессом и психоэмоциональными нагрузками. Снимает раздражительность и напряженность. Может применяться при невротических состояниях.

  4. — лекарство растительного происхождения. Содержит экстракты валерианы, мелиссы и перечной мяты.

    Оказывает успокаивающее и противотревожное действие. Хорошо помогает при повышенной возбудимости, эмоциональной лабильности, плаксивости. Может использоваться в комплексной терапии легких тревожных депрессивных расстройств, облегчает отмену сильнодействующих препаратов.

  1. Если появились мысли о нежелании жить или суицидальные мысли.

  2. Если снижение настроения отмечается больше двух недель, а попытки самостоятельного лечения оказались неэффективны.
  3. Если депрессивное состояние значительно нарушает привычный ход жизни: вы не можете работать, полноценно общаться с семьей, радоваться тому, что раньше приносило радость.

Обратиться к психиатру можно конфиденциально. Сведения о самом факте обращения, не говоря уже о диагнозе и лечении, являются врачебной тайной: не сообщаются на работу, не разглашаются. Лучше диагностировать депрессию вовремя и начать лечение, чем довести ее до запущенных стадий.

  • Бакланов В.В., Аникеева А.Г., Каратаева Ж.Е. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИЯ ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ ДЕПРЕССИИ В УЧРЕЖДЕНИЯХ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ, ОКАЗЫВАЮЩИХ ПЕРВИЧНУЮ МЕДИКО-САНИТАРНУЮ ПОМОЩИ НАСЕЛЕНИЮ Сыктывкар, 2011 г
  • Терапия антидепрессантами и другие методы лечения депрессивных расстройств. Доклад Рабочей группы CINP на основе обзора доказательных данных. М., 2008; 215 с.
  • БАУЭР М., ПФЕННИГ А., СЕВЕРУС Э., ВАЙБРАУ П.С., АНГСТ Ж., МЮЛЛЕР Х.-Ю КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ВСЕМИРНОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБЩЕСТВ БИОЛОГИЧЕСКОЙ ПСИХИАТРИИ ПО БИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ УНИПОЛЯРНЫХ ДЕПРЕССИВНЫХ РАССТРОЙСТВ ЧАСТЬ 1: ОСТРОЕ И ПРОДОЛЖЕННОЕ ЛЕЧЕНИЕ УНИПОЛЯРНЫХ ДЕПРЕССИВНЫХ РАССТРОЙСТВ ПО СОСТОЯНИЮ НА 2013 ГОД//СОВРЕМЕННАЯ ТЕРАПИЯ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ Номер: 4 Год: 2015 Страницы: 33-40

Товары из статьи: Поделитесь в социальных сетях:

Откровения фармацевтов: Дешёвые лекарства могут исчезнуть. Что останется?

01 Мая 2020 09:05 Среди множества скверных новостей, которые мы узнали во время нынешней коронавирусно-кризисной эпопеи, заметным неприятным сюрпризом стал недавний демарш группы фармкомпаний. Фармацевты заявили, что в ближайшее время могут прекратить выпускать около полусотни видов недорогих медикаментов, входящих в группу жизненно важных препаратов (ЖНВЛП).

Впрочем, для тех, кто хоть немного знаком с проблемами отрасли, это заявление не стало неожиданностью. Семь фармацевтических компаний, среди которых «Дальхимфарм», «ОЗОН фармацевтика», «Биосинтез», «Фармстандарт», на днях обратились с письмом в Минпромторг, предупредив Министерство, что более 50 международных непатентованных лекарств, входящих в перечень «жизненно важных», вскоре могут перестать ими производиться из-за вопиющего расхождения себестоимости производства и предельных отпускных цен, установленных государством. Среди «кандидатов на вылет» такие популярные препараты, как парацетамол, димедрол, ибупрофен, раствор глюкозы.

Особенно напрягло многих упоминание в этом списке жаропонижающих, противовоспалительных ибупрофена и парацетамола, применяемых на первой стадии лечения COVID-19.

Минпромторг быстро отреагировал на этот «вызов» фармацевтов ответным заявлением, что они с ними «находятся в контакте» и разрабатывают поправки к действующим правилам регистрации и перерегистрации цен на лекарства. Правда, тут же в министерстве оговорились, что,

«согласно позиции Минздрава, перерегистрация предельной отпускной цены возможна только на препараты, включённые в разработанные Министерством здравоохранения временные рекомендации для диагностики, профилактики и лечения новой коронавирусной инфекции COVID-19»

.

Также в ведомстве напомнили, что фармпроизводители могут ежегодно индексировать цены согласно ФЗ-61 «Об обращении лекарственных средств».

В свою очередь, чиновники Минздрава решили освежить память фармацевтов напоминанием о том, что начиная с 2014 года для большинства компонентов лекарственных препаратов размеры таможенных ставок снизились с 10 до 3 %, а от производителей не требовалось соответственно снижать цену на готовые медикаменты. При этом, мол, далеко не все фармкомпании используют возможность такой индексации.

В обоих Министерствах напоминают о постановлении правительства РФ № 441, регулирующем особенности обращения лекарственных препаратов в период эпидемии коронавируса. Мол, какие проблемы? Подавайте заявление для государственной регистрации предельной отпускной цены на лекарство.

ФАС

«проведёт экономический анализ заявленной предельной отпускной цены на лекарственный препарат и согласует цену»

, после чего Минздрав издаст соответствующий приказ.

Заключает Минпромторг обтекаемой и «позитивной» формулировкой.

С учётом сложившейся экономической ситуации, возросшего мирового спроса на активные фармацевтические субстанции и, соответственно, роста цен на них, чтобы не допустить дефектуры жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, необходимо принять срочные меры, позволяющие обеспечить рентабельность производства лекарственных препаратов.

Кто бы с этим спорил! Действительно необходимо.

Только вот кто это должен сделать? Ведь за производство, ценообразование и оборот лекарств у нас отвечают сразу четыре ведомства: Минпромторг, Минздрав, Росздравнадзор и ФАС.

А у семи нянек, как известно, дитя без глазу.

Вообще-то, к нынешнему «обострению» шли давно — болезнь отечественной фармацевтики насчитывает не один десяток лет. В советские времена наша страна практически полностью себя обеспечивала лекарственными препаратами.

По крайней мере, теми самыми с нынешней аббревиатурой «ЖНВЛП». Чего не хватало — поставляли страны соцлагеря, отдельные позиции закупали за валюту у «капиталистов».

Ежегодно разрабатывались инновационные препараты, которые мы успешно поставляли во многие страны. Затем победившие «демократы-ельцинцы» успешно разгромили отечественную химическую промышленность, глубокую нефтепереработку, от которых напрямую зависит фармацевтика; вытолкнули за границу и на тот свет множество учёных и инженеров, работавших на отрасль. Аптеки заполонили дорогие импортные лекарства, которые мягко говоря, были не по карману большинству «дорогих россиян».

Тогда же, похоже, и родился афоризм:

«Медицина — это платный агент фармацевтического комплекса»

. К началу нулевых в сфере лекарственной безопасности, которая была, наконец, признана одним из важнейших факторов стабильности страны наряду с продовольственной безопасностью, обнаружился полный швах. Дело, конечно, начали поправлять — особенно с конца первого десятилетия XXI века, когда бюджет буквально купался в сверхприбылях от экспорта нефтепродуктов.

Линия фасовки препаратов на предприятии по производству антибиотиков полного цикла АО «Биохимик». Фото: Станислав Красильников / ТАСС В 2012-м начали разрабатывать госпрограмму на 2013-2020 годы («Фарма 2020»).

Основными задачами в ней были: резкий рост доли отечественных препаратов на российском рынке и импортозамещение жизненно необходимых лекарств.

К нынешнему году предполагалось, что продукты российской фармакологии займут половину в лекарственном прейскуранте аптек. Причем — в денежном выражении, что означает 90 % наименований, поскольку наши медикаменты значительно дешевле.

Для этого намечалось «технологическое перевооружение фармпроизводства»; кадровое обеспечение отрасли «с переходом на инновационную модель развития»; «увеличение экспортного потенциала».

И ещё много чего хорошего. Нельзя сказать, что ничего не было сделано: степень локализации фармацевтики возросла, но генеральной цели, мягко говоря, не достигли. По данным экспертов, доля импортных лекарств в общем перечне у нас остаётся около 70 %.

При этом российские лекарства на 70-80 % состоят из зарубежного сырья — по большей части китайского. Какая уж тут независимость? Существующие производители (количество которых действительно возросло) — это, за редкими исключениями, «упаковочные производства», работающие с импортным сырьём или его компонентами, соединяя, расфасовывая и продавая их под своим брендом.

Правда, и в упаковочных материалах мы за все эти годы не достигли самодостаточности: и оборудование, и сами материалы в основном — зарубежные. Про разработку собственных инновационных лекарств лучше вообще помолчать: львиная доля того, что у нас производится, — дженерики — то есть химическая и часто — менее эффективная копия оригинального, созданного в другой стране препарата, патент на который закончился. По данным Счётной палаты, «Фарма 2020» в прошлом году оказалась среди всех федеральных программ: потрачено менее 63 % ассигнований, причём качество трат вызвало у проверяющего ведомства большие вопросы.

В список ЖНВЛП фармкомпании некогда сами рвались попасть со своими продуктами, ибо оно означало гарантию поставок в аптеки. Однако введение государством потолка «максимально допустимой цены» при идущей уже несколько лет девальвации рубля неудержимо роняло рентабельность производства именно дешёвых лекарств.

Настоящий кризис разразился прошлой весной и летом, когда провалились тысячи тендеров госучреждений на закупку лекарств по сотням лекарственных наименований: производители просто отказывались в них участвовать из-за нулевой рентабельности. В итоге лекарства начали массово покидать российский рынок.

Эксперты составили список, в котором уже более 700 позиций препаратов, «которые мы потеряли». Среди них, например, популярнейший атропин, эффективный при множестве лечебных показаний. По некоторым позициям пришлось даже идти на поклон к «батьке Лукашенко», чтобы тот директивно нарастил в Белоруссии производство аналогов.

Нынешняя спецоперация с коронавирусом, жахнувшая одновременно с «нефтяным» падением курса рубля, и вовсе усугубила ситуацию в российской фарме. Резкое вздорожание лекарственных субстанций из-за транспортной и иных составляющих, «карантинный» разрыв многих бизнес-цепочек, полная неопределённость будущего поставили эту важнейшую отрасль на опасную грань.

Запас прочности у неё, безусловно, есть — за счёт крупных производителей.

Но в случае кризиса это не спасёт.

Не спасёт и обычный для наших чиновников расчёт на «заграница нам поможет». В смысле — закупим, что надо, за бугром.

Время-то ныне полувоенное, кризисное: производства везде съёживаются, продукция дорожает, собственные потребности государств в еде и лекарствах куда важнее. И здесь, безусловно, нужно предпринимать какие-то меры, выходящие за рамки пресловутой «невидимой руки рынка», на которую до сих пор молятся некоторые наши либералы во власти.

В области фармации, в той же (если не в большей) степени, как в продовольственном обеспечении, наглядно видно вопиющее противоречие между либерально-глобальной экономикой с её жупелами в виде «свободного перемещения товаров и услуг», «международным разделением труда», «свободным ценообразованием» и — суверенитетом государства, «народосохранением», с другой стороны.

У мелких и средних участников рынка, специализировавшихся именно на недорогих дженериках, выбор невелик: либо закрыться, либо разориться. Фото: Андрей Никеричев / АГН «Москва» Если рынок и свобода — тогда любое «социальное» регулирование цен — на лекарства или на хлеб — это пустая сентиментальность и патриархальный атавизм, который рано или поздно вступит в противоречие со способом производства.

Если же хотите, чтобы народ не окочурился без еды и простейших лекарств или не поднял с отчаяния бунт, более того — желаете стабильности и долгосрочного развития — тогда госкомпании, план, госзаказ; своё сырьё и станки, свои учёные и инженеры. Во всяком случае, в стратегически важных отраслях и по отношению к критически важным продуктам это так, и никак иначе. У нас же все правительства после откровенно людоедского гайдаровского пытаются усидеть на двух стульях: свободного рынка и социального государства.

Но вот сама судьба маркировкой «2020» отодвигает эти стульчики друг от друга. Чтобы элементарно выжить как страна и как народ, надо полностью пересматривать экономическую и управленческую либеральную парадигму. Время мобилизации, господа хорошие!

Первый и второй звоночки уже прозвенели — право, не стоит ждать третьего — набатного. Пока же, очевидно, придётся идти на полюбовное ценовое соглашение с производителями, чтобы не остаться в один прекрасный день и вовсе без нужнейших лекарств. Виктор Дмитриев — генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей, кандидат медицинских наук: Нынешний «выплеск» моих коллег — это, конечно, уже девятый вал давней проблемы.

В колокола мы забили сразу, когда была введена система государственного регулирования цен на лекарства. В зоне риска уже тогда оказались препараты нижнего ценового сегмента.

А затем усугубил дело злосчастный прошлогодний приказ Минздрава о начальной (максимальной) цене контракта по закупке лекарственных препаратов, после чего торги начали срываться. То, что стартовая цена ниже даже утверждённой государством (из-за которой нынче сыр-бор разгорелся), — это, конечно, никуда не годится.

Есть законы экономики, и они работают так же неукоснительно, как и законы физики. Когда вам предлагают продавать продукцию ниже её себестоимости, это похоже на известную нескладушку «По реке плывёт топор из села Чугуева.» Сделали же фармкомпании своё заявление именно сейчас отнюдь не из-за ситуации с коронавирусом, как бы используя её в порядке шантажа.

А потому, что доллар в очередной раз взлетел вверх, автоматически поднялись цены на лекарственные субстанции, составляющие 80 процентов в ценообразовании препаратов. И если у совсем крупных производителей ещё есть теоретическая возможность удержать цены из списка ЖНВЛП за счёт удорожания других лекарств, то у мелких и средних участников рынка, специализировавшихся именно на этих недорогих дженериках, выбор невелик: либо закрыться, либо разориться.

Да, если семь фармкомпаний, подписавших письмо, перестанут производить тот же ибупрофен, останутся ещё 143 его производителя. Поэтому пока угрозы его полного исчезновения из аптек нет.

Но не стоит доводить эту ситуацию до абсурда, когда и остальные компании начнут заявлять аналогичные вещи, поскольку законы экономики не обойти.

Хуже, когда производитель какого-либо препарата единственный, и он выходит из игры, как в своё время получилось с препаратом «Мезатон». Хорошо, что помогла Белоруссия, где фармзаводы работают, в основном, по госконтрактам и дотируются.

Но так не может продолжаться до бесконечности.

Неуклюжую, косолапую ценовую политику в этой области необходимо выправлять.

Госрегулирование должно быть, но как дорога с двусторонним движением, а не в качестве удавки на шее. Если вы где-то зажимаете, то облегчите в другом месте — дайте налоговые преференции, послабления с арендой, коммуналкой.

Таких позиций много. Я понимаю, что невозможно индивидуально подойти к каждой таблетке. Но меры можно разделить на системные и дифференцированные по отношению к конкретным случаям. Должен быть сформирован некий реальный список препаратов, составляющих государственную безопасность, причём из тех, что производятся внутри страны.

Давно назрело создание единого регуляторного органа фармацевтики, какие существуют в большинстве других стран.

А у нас регулятор многоглавый и у каждой головы свой KPI. Каждый отчитывается — у него всё хорошо, а в целом в отрасли — плохо.

Как в старой миниатюре Аркадия Райкина про костюм, где каждый из его производителей отвечал лишь за отдельную часть, а в итоге вышло нечто, что и надеть-то нельзя. Ответственность должна быть за свои решения, чтобы не получалось, как у нас: сперва громко принимают постановление, а через несколько дней его отменяют.

Сейчас всем сторонам нужно, как говорится, взяться за ум и согласованно, входя во взаимные проблемы, решить задачу по-государственному.

А это значит, прежде всего в интересах всего народа: чтобы, с одной стороны, не оставить его без необходимых лекарств, а с другой — чтобы люди могли их покупать. Фармацевты к такому диалогу готовы. Я только что приехал с совещания директоров отрасли — сейчас наши заводы, понимая ситуацию, работают в три смены.

Особенно те, кто производит противовирусные препараты, антибиотики, другие медикаменты для лечения COVID-19. Сергей Шуляк — генеральный директор компании DSM Group, аналитик фармрынка: Воспринимать ли заявление фармпроизводителей как шантаж?

Знаете, я вам приведу простой факт: на днях пришло сообщение, что китайский производитель поднял цену на лечебную субстанцию гидроксихлорохина, которым пытаются лечить COVID-19, в десять раз! А цена на этот препарат зафиксирована государством на одном уровне.

Ну и что, скажите, делать нашим компаниям? Точно так же в прошлом году Китай увеличил на 30 % стоимость различных субстанций, входящих, в том числе, в перечень жизненно важных лекарств. Дело в том, что в КНР два года назад были приняты жёсткие экологические нормативы и многие предприятия фармкомплекса вынуждены были просто закрыться.

Среди фармацевтов бытует выражение «турецкий сценарий». Это очень похоже на историю с российским импортозамещением.

Турки стимулировали развитие фармпроизводства у себя на территории, стали делать большое количество дженериков. И в какой-то момент государство решило, что уже помогло компаниям отрасли развиться, а теперь пора зафиксировать цены. Но китайцы внезапно подняли цену на субстанции и турецкие заводы просто встали.

Тогда правительству Турции пришлось срочно отпускать цены до приемлемого для производителя уровня.

Китайские производители подняли цену на лечебную субстанцию гидроксихлорохина, которым пытаются лечить COVID-19, в десять раз!

Фото: XU CONGJUN / EPA/ ТАСС У нас до 2009 года тоже было понятие «ЖНВЛП», но цены в некоторых регионах мягко регулировались властями, а в некоторых — нет. Так вот, представьте себе — в итоге эти препараты стоили везде практически одинаково.

Когда стали вводить жёсткое регулирование по верхнему ценовому уровню, хотели тем самым обезопасить бюджет от последствий резкого роста курса доллара. Некоторый эффект от этого действительно был, но ныне ресурс такого удержания просто исчерпан.

У нас 1 500 производителей в этом секторе.

Абсолютное большинство выпускает как раз недорогие препараты. Предложение компенсировать им убытки по списку «жизненно важных» лекарств, поднимая цены на другие, звучит довольно странно. А что, этими другими нелюди у нас пользуются?

Пусть цены на них взлетают до небес? А ведь больные люди, которым они необходимы, и так по фондам всяким ходят, чтобы их приобрести.

Им теперь нужно будет продать последние штаны, чтобы лечиться?

Сюда же относится и отдельный список Минздрава по лекарствам против COVID-19, по которому можно перерегистрировать цены. А что — остальных болезней у нас нет уже? Как эксперт и врач по образованию, я вообще лично против деления лекарственных препаратов на «жизненно важные» и «жизненно не важные».

Если средство получило лекарственное удостоверение, то в любом случае оно лечит и спасает жизнь. Парадокс нынешней «ультиматумной» ситуации в том, что фармкомпаниям, написавшим письмо, можно и не идти навстречу.

Рынок не останется без этих лекарств. Просто вместо дешёвых их видов, выпуск которых вынуждены будут прекратить подписанты, придут гораздо более дорогие — и скорее всего, от зарубежных фирм.

То есть, пожалев для одних производителей десяти рублей наценки, мы получим наценку в пятьдесят рублей от других! И где же здесь, спрашивается, забота о кошельке потребителей?

Конечно, в итоге всё упирается в сильную зависимость российской фармацевтики от импорта лекарственных субстанций и интермедиатов для их производства (промежуточные короткоживущие вещества, образующиеся в процессе глубокой нефтепераработки.

— Ред.). Сейчас из полутора тысяч этих молекулярных формул у нас производятся единицы.

Все мы, конечно, не сможем охватить, но хотя бы несколько десятков основных — это, в принципе, реально.

Для всей России потребовался бы всего один такой завод, но ни одна частная компания его не потянет — это очень дорогое мероприятие, реализовать которое можно только под прямой госзаказ. Насколько я знаю, никто у нас до сих пор такой завод строить не собирался. Считалось: а зачем, если Китай и Индия поставляют субстанции всему миру?

Если наше государство всё же решится реализовывать производство полного цикла, это должна быть продуманная схема государственно-частного партнёрства — целое научно-производственное объединение из многих предприятий разных отраслей для обеспечения страны важнейшими лечебными субстанциями и интермедиатами для их создания.

И это было бы правильно и здорово. Я не знаю, вспомнят ли в нынешних условиях о проекте программы «Фарма 2020 — 2030» — документе, который только формировался и, говорят, кулуарно обсуждался.

В нём, как я слышал, предполагалось локализовать производство части субстанций в России.

Сможет ли наш фармацевтический комплекс в нынешнем его состоянии массово выпускать новое лекарство?

Если таковое будет разработано у нас, доказана его клиническая эффективность, — без сомнения сможет. Ведь это гарантированный спрос и огромные экспортные возможности.

Вообще, любое новое фармацевтическое производство — лекарств ли, вакцин или субстанций гораздо эффективнее, если рассчитано не только на внутренний рынок. Индия и Китай в этом смысле поступили весьма дальновидно, замкнув на себя фармацию большей части мира, поскольку производят львиную долю лекарственных субстанций. Теперь здоровье, а то и жизнь сотен миллионов людей на разных континентах зависит от их ценовой политики.

Авторизуйся или зарегистрируйся, чтобы оставлять комментарии.

Подписывайтесь на канал и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Поделиться: Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER Загрузка.

Без рецепта не купить: 10 интересных фактов о новых правилах продажи лекарств

Провизоры сами должны ориентироваться в первую очередь на инструкции к лекарствам,где есть указания на продажу по рецепту или без него.

В результате в «опалу» попали антибиотики,противовирусные препараты,современные транквилизаторы и антидепрессанты,а также «безобидные», по мнению многих потребителей,средства. Все контролирует Росздравнадзор. В социальных сетях началась паника,что даже аспирин нельзя купить без рецепта.

Но,по факту,в большинстве аптек Барнаула все осталось по-прежнему. 1 Что случилось на самом деле?

Приказ «О порядке отпуска лекарственных средств» действует в Алтайском крае более 10 лет.

Но с 1 января 2017 года Росздравнадзор,в связи с изменениями в закон «О защите прав потребителей», проводит в аптеках контрольные закупки и серьезно штрафует тех,кто продает какой-то из этих препаратов без рецепта.

это связано с изменениями в федеральный. Теперь любой гражданин или юрлицо может пожаловаться,что ему в аптеке свободно продали рецептурный препарат.

2 Чем недовольны потребители? Особое недовольство людей вызывает то,что теперь сложно будет купить популярные обезболивающие препараты,например «Найз», «Нимесил и «Кетанов»(рецептурный препарат). 3 Зачем ввели ограничения? Официальное объяснение ужесточению требований к отпуску лекарств такое: уровень самолечения граждан предельно высок,а бесконтрольный прием ряда препаратов приводит к печальным для здоровья последствиям.

Особенно это касается возможности свободно приобретать сильнодействующие препараты,в том числе антибиотики.

Их прием без контроля специалистов подрывает иммунитет и приводит к снижению эффекта от медикаментозного лечения в целом.

4 Готовы ли аптеки? В Министерстве здравоохранения Алтайского края заверили,что во всех государственных медицинских учреждениях в настоящее время есть необходимый запас различных форм рецептурных бланков,а врачи готовы к назначению и выписыванию лекарств.

Простуда,грипп. СС0 5 Будут ли поблажки?

  1. для хронических больных разрешается устанавливать срок действия рецепта в пределах до одного года,то есть к врачу не придется ежемесячно ходить за новым рецептом. Но это если течение заболевания не меняется. Впрочем,обычно эти люди и так регулярно наблюдаются у специалистов;
  2. контрацептивы: сначала придется сходить к гинекологу,но врач может выписать рецепт на квартал или даже на год,указав периодичность его отпуска.

6 Какие лекарства должны продавать только по рецепту?

  1. психотропные вещества;
  2. ампульные и гормональные(контрацептивы и другое) препараты;
  3. средства для регуляции артериального давления.
  4. антибиотики;
  5. нейролептики;

Простуда,грипп.

Лекарства. СС0 7 Что можно купить без рецепта? Все препараты для лечения скоротечных заболеваний — противовирусные и жаропонижающие.

Полного официального перечня препаратов,которые должны продавать строго по рецепту,пока нет. 8 Как понять: по рецепту или нет? Если в аптеке вам отказались продать лекарственный препарат,сославшись на отсутствие рецепта,то можно тут же перепроверить информацию.

Попросите фармацевта просто дать вам инструкцию от лекарства или посмотрите в интернете.

В инструкции к каждому лекарству есть строка «Правила отпуска из аптек» и далее указывается: «по рецепту» или «без».

Вот и все. 9 Что должно быть на рецепте?

  1. в одном рецепте может быть до трех наименований с указанием периодичности их продажи: месяц,квартал или год.
  2. ставятся две печати — врача и лечебного учреждения;
  3. фамилия врача;
  4. название лекарственного препарата по МНН(международному непатентованному названию,а не по торговому названию);
  5. данные о пациенте(фамилия,инициалы и адрес проживания);
  6. Принимать рецепты обязаны в любой аптеке любого населенного пункта,личные документы при этом предъявлять не нужно.

10 Сколько лекарств продается без рецепта?

Только 30% лекарств,зарегистрированных в РФ,могут продаваться без рецепта. Применение остальных требует контроля со стороны лечащего врача и предъявления рецептурного бланка при покупке.

В Госдуме предложили меры против дефицита лекарств в аптеках и больницах

О ситуации журналистам рассказал глава межфракционной рабочей группы по лекарственному обеспечению Андрей Исаев (первый замглавы фракции «Единая Россия»).По его словам, рекомендации подготовлены с учетом мнения экспертов и медиков, а также участников аптечного рынка.Отметим, что с 1 июля 2020 года в России стартовала обязательная маркировка лекарств спецметками.

В последнее время участники фармацевтического рынка сообщали о проблемах в работе системы мониторинга движения препаратов.Неполадки произошли в условиях массового спроса, пиковой нагрузки в условиях пандемии. «Сбои привели к реальному нарушению прав граждан, — подчеркнул глава рабочей группы.

— Возникла ситуация, когда лекарств в стране достаточно, но из-за сбоев в системе их невозможно продать в аптеке, использовать в больницах, они лежат мертвым грузом на складах».Депутаты обратились по этому поводу в кабмин — они рекомендуют незамедлительно внести изменения в нормативные акты и закрепить там уже предложенный Минпромторгом уведомительный порядок маркировки. В Госдуме предлагают правительству установить его до 1 февраля.Исаев рассказал подробности: по его словам, при таком порядке маркировка наносится и считывается на каждом этапе движения лекарства от производителя к покупателю.

И при этом

«продвигается лекарство независимо от того, получен ли ответ от оператора системы или нет»

.Маркировка при таком порядке не будет являться условием для применения лекарств в медучреждениях. И не помешает продавать их в аптеках.Рабочая группа также предложила кабмину принять меры финансовой поддержки фармотрасли — на тот же срок отменить взимание платы за маркировку.Обратились депутаты также в Роспотребнадзор и Генпрокуратуру — с рекомендацией не применять административные меры в отношении организаций, которые стали нарушителями из-за сбоев системы маркировки.

Речь не только о нарушениях закона на эту тему. Некоторые аптеки, как рассказал Андрей Исаев, были оштрафованы за то, что в них не было лекарств, наличие которых обязательно. Но эти лекарства лежали на складе и не могли быть поставлены в аптеки опять же из-за сбоев.

Все уже принятые решения о санкциях для таких невольных нарушителей должны быть отменены, уверены в ГД. И до 1 февраля — не применяться.Еще одно обращение — в Минпромторг.

Народные избранники рекомендовали мониторить экспорт лекарственных препаратов. И в случае его резкого роста — принять все меры, чтобы не возникла нехватка на внутреннем рынке.Депутаты также попросили Минздрав провести опрос главврачей клиник о наличии проблем с лекарствами.


prinyatie-nasledstva.ru © 2021
Наверх