Главная - Другое - Как зеки обманывают девушек

Как зеки обманывают девушек


Как зеки обманывают девушек

Ждёшь? Плати. Зэки загоняют женщин в долги и кредиты, находясь в тюрьме, а прикрываются любовью


В колониях России в 2020 году 523,9 тысячи человек. По данным ФСИН, только 10% от этого числа — женщины. Абсолютное большинство — мужчины.

Средний срок, который им нужно провести в колонии, — .

Остаться на такое количество лет без женского внимания очень непросто. Однако, по словам бывшего заключённого Ивана Меренкова, интерес тут к женщинам иной. За колючей проволокой можно купить многое, да вот только на это нужны деньги.Чтобы и деньги появились, и ласку иногда получать, многие зэки ищут знакомства по переписке.
За колючей проволокой можно купить многое, да вот только на это нужны деньги.Чтобы и деньги появились, и ласку иногда получать, многие зэки ищут знакомства по переписке.

Для них это сплошные плюсы, а вот женщины затем страдают и расплачиваются с долгами. Технологии у тюремных ловеласов отработаны годами.Галине 42 года. Она работает продавцом в продуктовом магазине.

Муж от неё ушёл несколько лет назад, сын уже вырос и живёт в другом городе. А о ком-то заботиться хотелось. Два года назад женщина зарегистрировалась на сайте знакомств, сходила на пару свиданий, но ни один из кандидатов ей не подошёл.

Прошлой зимой Галине написал молодой человек, представился Владимиром.— Начали общаться, интересный такой мужчина.

Правда, моложе меня на 10 лет, но он говорил, что я ему нравлюсь, выгляжу хорошо — точно не на свой возраст. Обменялись телефонами, но он сказал ему не звонить.

Пообещал, что сам наберёт, когда будет время. И предупредил, что звонок будет через WhatsApp, потому что связь плохая, — рассказывает Галина.Первый звонок раздался поздно вечером. Проговорили около часа. Только какой-то шум был всё время, будто много мужчин в одной комнате о чём-то разговаривают. Галина этому значения не придала.

Галина этому значения не придала. В течение месяца Владимир писал и звонил, но встретиться никак не получалось: он утверждал, что всё время занят и находится в командировках.

Женщина признаётся, что влюбилась по телефону, казалось, что у них столько всего общего.

Поэтому, когда Владимир, плача, рассказал, что на самом деле он отбывает наказание в колонии строгого режима, её это не смутило. К тому же он убедил Галину, что в тюрьму попал из-за «подставы» своих знакомых и никакого преступления не совершал.

По его словам, срок подходил к концу: буквально год подождать — и он будет на свободе.

А значит — вместе с любимой.Фото © ТАСС /Василий КузьмичёнокЗаключённый предложил Галине приехать к нему на длительное свидание. Но предупредил, что для этого нужны деньги. Якобы за взятку в пять тысяч рублей надзиратели смогут его отпустить и помогут с оформлением документов.— Длительные свидания можно оформлять на жену, с которой заключённый состоит в официальном браке, на маму, сестру, тётю или сожительницу.

Некоторые зэки этим пользуются: их «полосочки» — так заключённые называют своих подруг — выдают себя за дальних родственниц или оформляют у участкового по месту жительства бумагу с подписями трёх человек (по правилам это должны быть соседи, но на деле могут быть просто подружки), якобы подтверждающую сожительство с заключённым, —рассказал Иван Меренков.Галина отправила любимому пять тысяч и приехала в колонию как сожительница с необходимым документом и пакетами продуктов, чтобы все три дня из комнаты не выходить.

Так и получилось: любовь, страсть, разговоры, слёзы расставания, обещания жить вместе долго и счастливо, когда «вся эта канитель» закончится. Женщина вернулась домой с абсолютной уверенностью в искренности возлюбленного и твёрдым намерением дождаться Владимира из тюрьмы.Но через пару недель он заявил, что у него проблемы, нужны деньги, подробности он рассказать не может, потому что это «может быть опасно» для Галины.

Требовалось около 50 тысяч, у продавщицы таких денег не было. Она взяла микрозаём, отправила необходимую сумму своему «будущему мужу».Владимир на звонки больше не отвечал. На сайте знакомств онлайн не появлялся.

Галина выплачивала кредит и ждала весточки.

Когда молчание затянулось больше чем на месяц, женщина начала паниковать. Стала звонить в колонию, искать контакты родственников Владимира в соцсетях, ведь она знала только его имя и фамилию.Оказалось, что заключённый осуждён за убийство, сидеть ему ещё около пяти лет.

А его сестра рассказала Галине, что к зэку уже приезжало несколько женщин в течение его отсидки.

Все они отправляли ему деньги, которые Владимир просил под разными предлогами. Но причина у всех его «неприятностей» одна — карточные долги.— Это очень распространённая история. Со мной сидел парень, лет 25, мы его называли Французом за его умение убалтывать женщин.

У него было два телефона и переносной аккумулятор.

Так он за день столько времени в приложениях для знакомств проводил, что всё разряжалось. К нему чуть ли не каждые два месяца женщины приезжали, всем сильно за 40 лет. Кто «сестра», кто «тётя», кто «сожительница». И деньги ему отправляли, а он их потом в карты проигрывал. Но, честно, талант у парня был так «полосок клеить», —говорит Иван Меренков.Фото © ShutterstockПо словам заключённого Александра, который сейчас отбывает наказание в колонии строгого режима в Челябинской области, современные зэки используют только Интернет: Badoo, Tinder, «ВКонтакте», «Одноклассники».
Но, честно, талант у парня был так «полосок клеить», —говорит Иван Меренков.Фото © ShutterstockПо словам заключённого Александра, который сейчас отбывает наказание в колонии строгого режима в Челябинской области, современные зэки используют только Интернет: Badoo, Tinder, «ВКонтакте», «Одноклассники».

Когда из соцсети общение переходит в мессенджер и в созвоны, выбирают WhatsApp или «Телеграм», поскольку считается, что данные сервисы не прослушиваются.При этом на зоны до сих пор приходят пачки традиционных писем от женщин, которые желают познакомиться с заключёнными и готовы ждать, приезжать, присылать деньги.— Раз в месяц к нам надзиратель заходил, чтобы мы хотя бы на несколько писем ответили.

Обычно это перед какими-то проверками было, нельзя, чтобы столько корреспонденции оставалось.

В конвертах письма и фотографии, часто духами набрызганные.

Это всё смешно было нам, молодым пацанам, которые уже к Интернету привыкли, — рассказывает Александр.Схема, на которую попалась Галина, стандартная: милое общение, имитация занятости, откровенное признание с дрожью в голосе, намёк на возможность бурной встречи, исчезновение.

Длительные свидания разрешены заключённым два раза в год. Но, как отмечают сами зэки, за небольшую плату можно договориться с сотрудниками колонии на встречи раз в три месяца и даже чаще.Иван описывает большинство избранниц зэков как женщин, которые «вокруг колонии ходят»: они либо сами когда-то отбывали наказание, либо ведут «пьюще-гулящий» образ жизни.— Процентов 70 всех «ждуль» — дамы за 40–50 лет. На зоне много молодых, голодных до любви парней.

А в этих женщинах полно нерастраченной заботы, материнский инстинкт просыпается, деньги присылают охотнее. Мы их так и называли: тётками, бабками, старухами. К некоторым, конечно, приезжали и молодые девчонки.

Но, во-первых, их меньше. Во-вторых, на микрозаймы и отправление денег соглашаются с трудом — наверное, у них в головах появляется мысль: «Зачем мне этот сидевший?

У меня ещё всё впереди, кредиты какие-то брать.» Не знаю, — добавляет Иван.По мнению психолога Юлии Гальцевой, женщины соглашаются на роман с заключённым, потому что так им кажется, что избранник никуда не денется: он находится в закрытом месте, к нему не пускают других женщин, а главное — он нуждается в своей возлюбленной. К ней он обращается за душевным разговором или за деньгами.

И только она может ему помочь.Фото © ТАСС /Фадеичев Сергей— Длительное одиночество и заниженная самооценка — основные причины того, что женщина заводит роман с заключённым. А у мужчины в тюрьме выбор девушек небогатый, конкуренции нет, можно чувствовать себя уникальной, — говорит психотерапевт Анна Таипова.— И, конечно, вырастает чувство собственной значимости: я такая хорошая, не оставила человека в беде, помогаю ему.Иногда «ждулями» становятся женщины, которые проходили опыт общения с заключёнными.

Возможно, их отцы, деды, братья или сыновья отбывали наказание. Женщины проецируют этот опыт на других мужчин:

«Отцу я не смогла помочь, а этому несчастному помогу»

. Если девушка не получала любви и заботы в семье, когда была маленькой, она может чувствовать себя комфортно только в ожидании, если близкий человек недоступен.— Ещё одна причина связи с заключённым — избегание близости.

Оно может быть вызвано страхом перед живыми, настоящими отношениями либо негативным опытом в прошлом. Получается, что у женщины как бы есть отношения: она в переписке состоит, общается, любит, помогает, но при этом нет никаких бытовых моментов, финансовых споров, секса. Очень доступный способ заменить реальную любовь, — отмечает Анна Таипова.По её словам, тюремные романы крайне редко имеют долгое и счастливое продолжение на воле.

Ведь подсознательно бывший зэк ассоциирует свою спутницу с тем временем, когда он был в заключении.

Из-за этого у него может проявляться агрессия по отношению к «ждуле», отмечает психолог.Если женщина передавала мужчине деньги под расписку во время свидания, то с этим документом она может обратиться в суд и попытаться вернуть свои средства.

Но, как правило, никаких бумаг влюблённые дамы не составляют.

Они просто дарят свои деньги заключённым в надежде на благодарность и будущее создание семьи. Аргумент «он мне обещал», по словам юриста Андрея Некрасова, не работает.— Можно обратиться в суд с иском о незаконном обогащении, но только если у женщины есть паспортные данные ответчика. И тогда в суде она будет доказывать, что ошибочно отправила деньги и теперь просит их взыскать.

Но, как правило, паспортных данных нет, да и суммы не такие, чтобы из-за них идти в суд, привлекать адвокатов. Поэтому заключённые продолжают свои хитрые махинации, а женщин, которые им верят, меньше с каждым годом не становится, — добавил Андрей Некрасов.Галина выплатила кредит за своего осуждённого «суженого». Теперь с зэками связываться не хочет.

Жалко даже не денег, а потраченных нервов и пролитых слёз.

Её подруга, которая сейчас сидит на сайте знакомств и знает всю историю Галины с заключённым, говорит, что Владимир завёл новую страницу и, вероятно, ищет новых возлюбленных, которые готовы ждать и спасать.

Но спасать им нужно только себя.

«А потом он проиграл меня в карты»: что происходит в мире любовниц заключенных

| 05.04.2016 Поделиться: Отвратительные мужики питают явную страсть к исследованию причудливых, потаенных и маргинальных явлений.

Феномен «ждуль» — это как раз тот случай: он связан с миром людей, находящихся на самом отшибе социума и при этом уже давно пробурил свой собственный лаз в мир интернет-культуры. А мы, в свою очередь, мимо такого просто так пройти не можем. Сравнительно недавно широкая публика открыла для себя существование «ждуль» – женщин, которые дожидаются своих .
Сравнительно недавно широкая публика открыла для себя существование «ждуль» – женщин, которые дожидаются своих . Над ждулями посмеялись пользователи портала Pikabu, один сравнительно популярный видеоблогер и пара изданий.

А ведь тема-то гораздо интереснее, чем банальный источник шуток. Даже на волне недавнего интереса почти никто не выделил из общества ждуль обособленную группировку, достойную отдельного внимания – «заочниц».

Так называются девушки, которые познакомились с арестантами удаленно, а потом закрутили отношения различной степени близости: вплоть до свадьбы и детей.

На заочницах держится благополучие многих заключенных: им собирают передачи, мурлыкают комплименты в трубку телефона и приезжают на свидания (в том числе и для секса). И если поведение обычных ждуль еще понять можно – хоть и зек, но муж – то причины, по которым женщины готовы раствориться в незнакомом сидельце, совершенно туманны. Мы изучили вселенную заочниц, попытались разобраться в мотивах этих девушек и даже пообщались с теми, кто годами обслуживал заключенных.

Заочницы – явление далеко не новое: до интернета они знакомились по телефону, а до телефона – через газетные рубрики вроде «Ищу тебя». В околоблатном мире эта категория существует еще с прошлого тысячелетия; одна из ранних песен уважаемого в расписных кругах Ивана Кучина посвящена тяжкому быту таких девушек. Сейчас арестанты находят заочниц через сайты знакомств или просто наугад обзванивая номера.

У большинства девушек история завязавшейся любви описывается однотипным предложением:

«Списались, потом узнала, что ЗК, созвонились, голос понравился, съездила на ДС (длительное свидание), забеременела, расписались, ему сидеть еще 8 лет»

. Удивительно, но женщины приезжают на свидания к человеку, которого видели в лучшем случае на фото. Что, впрочем, не мешает вернуться с ДС замужней.

Типичная жизнь заочницы маятником качается между бесконечными переписками с заключенным, редкими поездками на зону и тяжелой работой, разбавленной уходом за детьми.

Обычно и без того незавидное существование темным куполом накрывает еще и финансовый фактор – к галерее кредитов и долгов на плечи заочницы ложится еще и груз содержания ЗК: мужчине надо «пополнить баланс», дать денег на сигареты и собрать передачу. Дорогостоящие ДС обычно тоже оплачиваются из женского кармана. В бесконечном снабжении арестанта заочницы не видят ничего зазорного – ведь, когда любимый выйдет, все страдания вознаградятся сторицей.

Если глубоко не вдаваться в тему, можно подумать, что типичная заочница – старая, страшная женщина с двумя детьми и безнадежно замученным взглядом. Или 16-летняя дурнушка, окунувшаяся в омут блатной романтики.

Мягко говоря, это не так: стоит полистать фотографии активисток сообщества «Подслушано в тюрьме» (и аналогичных), как иллюзия рассеется.

Заочницы разные: без образования и со степенью, обрюзгшие и с галереей селфи из фитнес-клуба, безработные и руководители, пожилые и несовершеннолетние. Некоторые настолько броско выглядят, что не каждый вольный мужчина осмелился бы завести знакомство – и подбирал бы слова, пока девушка слала признания в любви 55-летнему жителю ИК «Белый лебедь», последний раз выходившему на свободу еще при Горбачеве. В попытках понять, почему так происходит, Елена Омельченко, директор Центра молодежных исследований (ЦМИ) НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге опросила несколько десятков бывших и действующих заочниц.

«Легкой добычей, как показало исследование, становятся женщины, чувствующие себя несчастными по той или иной причине и имеющие низкую самооценку»

, — рассказывает Елена на сайте opec.ru.

В основном таким женщинам тяжело найти мужчину на воле, но скорее сами женщины уверили себя, что обычным партнерам они не нужны: дети, старость, изнурительная работа, скверный внешний вид. Обычно в глубине души у заочниц пылится древняя психологическая травма; не имея возможности ее залечить (в России не принято ходить к психотерапевтам), они отдаются в рабство арестанту.

Который обычно владеет базовыми психологическими навыками – в интернете легко можно найти гайды по соблазнению заочницы, написанные самими заключенными.

В итоге получается довольно неприятная схема: женщина отдает всю себя ради зачастую малознакомого любимого, в надежде, что новоприобретенный мужчина когда-нибудь подарит ей счастье.

Елена Омельченко отмечает и другой интересный эффект, объясняющий привычку женщин расписываться с арестантами чуть ли не на первой встрече. Большинство заочниц, вышедших замуж за осужденных, выбрали спутников с двузначными сроками. Обычно в анамнезе таких женщин уже есть пара ушедших мужей – поэтому они подсознательно (а то и осознанно) выбирают мужчин, которые ближайшие десять лет точно никуда не денутся.

За многие года, заочно прожитые с арестантом, женщина выстраивает жутковатый эрзац семьи – дома у замужней заочницы фотографии со свадьбы, «сувениры» из тюрьмы, постоянно готовый к разговору телефон, на полу лежат собранные для отправки баулы.

На работе и многим знакомым заочницы рассказывают, что их муж трудится на Севере; этим же и объясняются регулярные 3-4-дневные отпуска. Как отмечает Омельченко, на свидания женщина тащит как можно больше вещей из своей квартиры, чтобы во время ДС создать иллюзию «вольной», домашней жизни.

Таким образом женщина существует параллельно в двух мирах – тюремном и семейном – ни один из которых в полной мере ей не принадлежит. Что творится в душе у заочницы, когда пелена кратковременно спадает, – остается только гадать.

Конечно же, не стоит сбрасывать со счетов и романтический ореол, витающий вокруг блатного мира.

Вопреки стереотипам, на него клюют не только подростки, хотя они в первую очередь. Взрослая женщина тоже может соблазниться рассказами о тонкостях тюремной иерархии, принципиальном отказе от работы и эксклюзивном умении заключенного любить. «Не сидел – не мужик» – в некоторых кругах эти слова говорят на полном серьезе, и у женщины, выросшей среди подобной риторики, очень мало шансов обзавестись мужем, ни разу не побывавшем по ту сторону колючей проволоки.

Также заочниц объединяет святая уверенность в невиновности их любимого. Почти все заключенные попали на зону либо из-за подлости правоохранительных органов («мусора повесили»), либо случайно, либо защищая даму.

Последнее пользуется особой популярностью:

«отморозки напали на девушку, он одного ударил, тот сын прокурора, дали пять лет»

. Много арестантов сидят за сбыт наркотиков – но в глазах заочниц это не преступление, а лишь желание хорошо жить и обеспечить семью. На одном из тематических форумов девушка поделилась завораживающим рассказом: ее мужчину посадили за групповое изнасилование несовершеннолетней.

Обычно толерантные к чужим срокам «ждули» тут не выдержали и все-таки высказали небольшое недоумение.

Жена насильника отмахнулась: девочка, мол, та еще, сама виновата. День выхода любимого заочницы ждут с нетерпением и опаской: устоявшиеся отношения «он там – я здесь» в прошлом, а к ежедневному быту готова не каждая – и не каждый.

Бывшие заключенные с большим трудом социализируются, даже если действительно хотят встроиться в мир, где не надо ходить строем. Но далеко не у всех такое желание: прожив много лет среди специфических понятий, бывший арестант нередко заражается блатными идеями («работать не по масти») и прочно занимает диван новой сожительницы. В особо тяжелых, но весьма частых случаях к тунеядству добавляются различные виды зависимостей – и, как следствие, агрессия.

«Вышел, все время пьет, меня избил, не знаю, что делать»

– очень и очень распространенный отзыв в теме «Расстались» на одном из форумов, посвященных тюремным отношениям. Что говорят заочницы (некоторые имена изменены) Кристина, 30 лет, агент по работе с недвижимостью: — Познакомились мы, когда он номером ошибся.

Звонил другу, а набрал последнюю цифру не ту, и попал на меня.

Голос понравился. Созвонились вечером, признался, что сидит. Меня не отпугнуло, потому как общение было приятным, и мы сразу друг другу понравились. Собственно, через месяц я пошла к нему на короткое свидание, а потом мы и вовсе полюбили друг друга.

Потом я вышла за него замуж. Сейчас вы не вместе – расстались: мне хотелось развиваться, а ему толком ничего не хотелось. Кроме того, человек, пару раз побывавший там, так и будет возвращаться к такому образу жизни.

Марина, 27 лет, кассир: — Списались сначала на сайте, потом общались по телефону, тогда сказал, что сидит.

Потом выяснилось, что на воле есть жена – говорил, что расписался, только лишь бы срок скостили, а так не любит ее.

Потом я узнала, что жена беременна – говорил, что это ничего не меняет, к тому же не факт, что ребенок его. Расстались. Светлана, 43 года, учитель: — Я не хочу об этом говорить… Слишком много плохих воспоминаний, хоть и давно расстались.

Поняла одно – там очень много темных людей, и они постоянно лгут. Но я его все еще люблю. Анастасия, 22 года, студентка Белорусского государственного университета: — Познакомилась с парнем, езжу к нему на свидания. Знакомство как-то само завязалось, я поначалу даже не знала, что парень сидит, а спустя время он рассказал, и так в душу запало, стали общаться каждый день.

Полюбили друг друга, оформили документы, что я его гражданская жена.

Не знаю, что привлекло, возможно романтика какая-то, тяжело сказать. В общем, мир «ждуль» — это почти неизведанная и незнакомая для нас территория. Не то чтобы весь механизм был настолько сложен для понимания человеку со стороны.

Мотивы сидельца-то как раз кристально ясны и даже тривиальны. А вот устремления женщин, решивших связать свою жизнь с заведомо маргинальным и уже сидящим человеком понятны мало, скорее всего, даже им самим. Видимо, есть в этом какая-то своя романтика.

Поделиться:

Любовь за решеткой: как зэки разводят женщин на деньги

  1. 07.02.2019

В лагере поиск одиноких женщин и их развод на деньги был поставлен на широкую ногу Правда, вслух это называлось иначе: «поиск верной спутницы жизни» или «попытка согреть ледяное сердце». Но знающие резали коротко — «любятина».

Официально это не поощрялось.

Говоря «официально», я имею в виду блаткомитет «черного» лагеря и его порицание или поддержку в отношении тех или иных действий. Администрация же лагеря делала вид, что подобного в колонии и быть не может, потому как сотовая связь запрещена, а следовательно, и телефонным романам взяться неоткуда.

И всё же «любятину» зэки разводили массово. Подход к амурным делам у них был профессиональный.

Мастера психологии охотно делились знанием того, чего хочет одинокая женщина «35+» с детьми на руках. — Во-первых, — объяснял опытный зэк начинающему альфонсу, — не говори в самом начале, кто ты и где ты.

Не спугни рыбку. Раскрыть карты надо в нужный момент.

Когда он станет аргументом «за», а не доводом «против». — Во-вторых, снизь запросы. Ты не жену себе ищешь и не девку для встреч. Тебе нужна «хавка с сигарчухами» и сиськи по ночам.

Искать потенциального спонсора надо не среди молодых кукол — выбирай постарше да потолще. С детьми. Чтоб ты для нее был последним вагоном. — Ну, а в-третьих, — бил себя в грудь «учитель в законе», — полюби ее всем сердцем.

Вместе с ее спиногрызами. Когда баба почует душевную связь, тогда она и сама предложит тебе все, что у нее есть.

Вот тут и подсекай, проси пару соток на телефон. Для начала. Тема «ждуль и зэкуль» российских колоний раскрыта давно, разве что диссертаций еще нет.

Одни участники этого проекта надеются заскочить в «последний вагон», другие скрашивают время заключения и мечтают о длительных свиданиях с женщиной.

Кстати, длительные свидания с женихом по переписке возможны даже с точки зрения закона. Согласно ПВР (правилам внутреннего распорядка), встречи предоставляются близким родственникам и иным лицам на усмотрение администрации. Сухое юридическое понятие об «иных лицах» и является той коррупционной составляющей, что при должном подходе делает возможным трое суток чревоугодия и безудержного секса.

Мечты сбывались благодаря прикормленным участковым, кои за тысячу рублей выдавали справку о проживании в гражданском браке такой-то с таким-то по адресу такому-то в период такой-то. Справку заверял ОВД, и заказным письмом она отправлялась в адрес колонии, где по прибытии попадала в личное дело осужденного.

Цена за каждое свидание была индивидуальной, но посильной. Счастливый зэк мчался мыться-бриться-прихорашиваться в надежде на то, что проверку в медсанчасти он пройдет успешно. Не раз бывало, что проверка в МСЧ заканчивалась крахом для обоих голубков.

Нет, не из-за болезней осужденного. Многие зэки, желая поразить избранницу, загоняли под крайнюю плоть конские волосы, пластиковые шары и прочие «приблуды». Увлекшись, они доводили свой агрегат до такой жуткой «кукурузины», что администрация колонии была вынуждена прибегнуть к медицинским осмотрам, лишь бы не допустить последующие жалобы травмированных посетительниц, что нет-нет да и случались.

Однако и без свиданий хитрый зэк имел с женщин немало. Если в опасный момент признаний «кто есть кто» «рыбка» не срывалась, а то и, наоборот, у нее включался режим спасителя заблудших, то зэк только и знал, что собирал гешефт. Сначала у него «кончались» на телефоне деньги.

Пятьсот рублей — не сумма для той, кто привык к рассказам о будущей жизни в любви и согласии, ежевечерним давно позабытым комплиментам и легкому ночному sex online. Через пару месяцев жаркого общения у зэка якобы «выбивали на шмоне» телефон.

Звонить теперь он мог только от друга. Естественно, недолго и без приятных бонусов. Как правило, женщина сама предлагала выслать любимому б/у телефон или деньги на его покупку.

Также без просьб она присылала и бандероль с собственной выпечкой, что «божественна и пальчики оближешь», а чуть позже и посылку с чаем, кофе, шоколадом, сигаретами и парой фотоальбомов своих прыщавых отпрысков. Фотографии шли на розжиг костров для чифира, сигареты разгонялись братве.

Мой сосед, татарин, грамотно писать по-русски практически не умел. Но, прознав про «ждуль из „Одноклассников“», сочинять новеллы в стиле «романтик» он наловчился быстро. Для начала протестировал навыки ловеласа на женщине из Минска, позже переключился на Москву.

Уже через полгода к нему на длительные свидания ездила невеста с продуктовой сумкой от другой зазнобы.

И только забеременев, женщина узнала, что ее избранник с гражданством Узбекистана имеет в Самарканде не только жену, но и троих детей. Что интересно, слать посылки и ездить на встречи она не перестала.

Другой зэк, «игровой», т. е. увлеченный азартными играми, знакомился и общался со «ждулями» исключительно для слезливых просьб: «Нужно двадцать тысяч или меня убьют!» Были и те, кто верили и платили. И снова, и снова, и снова платили. Но самый денежный куш аферисты срывали на теме УДО (условно-досрочного освобождения).

Женщина, что мечтала и верила, ждала и надеялась, строила планы и молилась, где-то за год до освобождения родимого «зэкули» начинала копить две-три тысячи долларов на взятку «начальнику-прокурору-судье». После передачи денег «верное дело» всегда срывалось из-за различных форс-мажоров.

«С кем не бывает, дорогая, это непредсказуемая Россия, но ты жди, ты только жди, а я совсем скоро, отработаю-заработаю, и заживем бла-бла-бла…»

Однако бывали и курьезы.

В соседней колонии строгого режима прожженный ловелас умудрился влюбить в себя работницу районной прокуратуры. Когда она ему надоела и он перестал отвечать на ее звонки, а потом и вовсе сменил номер, в колонию нагрянула такая прокурорская проверка, что нелегальную телефонную связь братва потеряла аж на полгода. Отзвуки волнений отразились и на нашем лагере.

На всех сходках представители блаткомитета «доводили до мужиков», что «разводить женщин на деньги западло», да и чревато бедой для «черного» режима. — А потому, вы хотя бы «шифруйтесь» получше да не выставляйте фотографии лагеря в соцсети.

На том и порешили. Иногда «зэкули» влипали и в более серьезные переделки. Обманутые женщины подавали в полицию заявления, скрипели шестеренки следствия, и новый срок по статье «Мошенничество» ложился на плечи зарвавшегося афериста.

Но вопреки тем утверждениям, что все зэки — жулики и любые с ними отношения кончаются бедой, бывают на свете и счастливые исключения. Мой сосед по бараку, Юра Улыбка, был достоин своего прозвища. Постоянно веселый, с хорошо сохранившейся белозубой улыбкой и наивной верой в любовь, он познакомился с женщиной из Москвы старше его лет на десять.

Кроме разницы в возрасте у них было огромное расстояние друг от друга и на социальной лестнице. Москвичка работала начальником крупного швейного производства, жила в собственной квартире недалеко от метро, а на работу ее возил личный водитель. У Юры не было ничего, кроме его улыбки и положительных анализов на ВИЧ.

И тем не менее она его встретила у ворот колонии, увезла к себе, пристроила на работу и, как я знаю из дальнейшего с ним общения, они счастливо прожили несколько лет.

Пока смерть не разлучила их. Другой зэк, с пятнадцатилетним сроком и логичным прозвищем Пятнашка, на седьмом году заключения перестал разводить «ждуль» и на одной из них женился. На момент нашего с ним знакомства его жена родила уже двоих детей и переехала к нему в подмосковный дом. Ну и, наконец, самая чудесная история: любовная связь между работницей медсанчасти — стоматологом — и бывалым «долгосидельцем» из СУСа (строгих условий отбывания наказания).

Тот момент, когда лечение зубов перешло в интимные отношения прямо в стоматологическом кресле, охрана пропустила. Администрация спохватилась, только когда девушка забеременела.

От нее избавились, уволив задним числом. Всем на удивление и, возможно, самой девушке, бунтарь из СУСа ее не бросил. Он не только взял ее в жены, но и, оказавшись довольно обеспеченным человеком, подарил ей на свадьбу небольшой стоматологический кабинет в местном районном центре.

Я бы списал эту историю на вымысел зэков, на кои они так горазды, если бы не рассказы о беспрецедентном случае работников самой администрации. Все, от инспектора до заместителя колонии, что жили в районном центре, не преминули зайти и подлечиться в уже легендарный стоматологический кабинет.

Любовь свое внимание на колючую проволоку не обращает.

Ребенка назвали Мишей. Антон Мухачёв, гражданский журналист Источник: Теги:

Тюрьма и жизнь за решеткой

Сколько существует поговорок про мудрость и интуицию женщин. Не будем спорить и разрушать иллюзии.

Может, они и умные в чем-то, только не в отношениях с мужчинами.

Примеров миллион. Вот в этой статье и пойдет речь про то, как заключенные прибалтывают дамочек и пользуются их добротой и наивностью. Жертвы основного инстинкта У большинства осужденных потеряны социальные связи. Некоторые еще на свободе вели себя столь мерзко, что их бросили жены и дети.

О других забыли, когда мужа и папу осудили на огромный срок. Только, если ты в зоне, то жизнь не закончилась. Наоборот, когда насильно ог­раничивают доступ к вредным привычкам, подсаживают на диетическое питание — ор­ганизм омолаживается.

Человек начинает чувствовать острее, как в юности. При этом не иметь доступа к запретному плоду, то есть к женщине — ужасная пытка. Кроме того, в лагере женщина — ис­точник достатка.

В колонии очень хочется деликатесов. Необходима местная валю­та — курево, чай. Это чтобы покупать нос­ки, трусы, мыло, станки, туалетную бумагу и прочее насущное.

Работы на промзоне нет или вкалывать не хочется. Хотя, даже если работать, зарплата мизерная и по безналу. Ассортимент продуктов и товаров в лабазе как при Гайдаре-младшем, и те с просроченными сроками годности, по завышенным ценам.

Не разгуляешься и сыт не будешь. А перед глазами — пример соседей по нарам, к которым приезжают супруги и любовницы.

Эти же товарищи расскажут тебе при случае, что не все они с женами­ на воле познакомились. Многие списались по объявлению в газете, а там уж – дело техники.

Надо просто загрузить в письмах, давя на жалость и сентиментальность, заманить на короткое свидание, блеснуть «чешуей».

И дама твоя. Тем более что она к этому в принципе готова. Раз зеку написала, значит личная жизнь вообще не складывается. Эти же товарищи по несчастью мо­гут и адресок «» подкинуть.

Дело в том, что если осужденный по­дает брачное объявление, то на него приходят десятки откликов. На все ответить можно, но не на все хватит конвертов с марками.

Да и отсев про­исходит. Лучше сосредоточить усилия на более глупых женщинах, которые не задают много вопросов, а сразу пишут стихи и клянутся в вечной любви, хотя они знают о предмете своих чувств лишь по одному абзацу в газете.

Такие романтичные натуры — легкая добыча. Им не сложно мозги пудрить. Также продвинутые осужденные сразу отсеивают красавиц и симпатич­ных молодух.

С ними мало шансов на успех. Молодухи пишут в зону из любо­пытства или поддавшись импульсу. Бы­вает, что и они за заключенных замуж выходят, но здесь как в казино — шанс минимальный. В общем, соседи по нарам подгонят адресок.

Если арестант неопытный в отношениях с бабами, соседи могут научить, как писать письма, на что давить.

Тут все просто. Прочитайте любую рубрику, где есть объявления о знакомстве, присланные из неволи. Сплошные штампы – «хочу любить и быть любимым», «ищу ту, которая сможет простить и принять», «жду ответов только от тех, у кого серьезные намере­ния». Как довесок — «осужден несправед­ливо» или, наоборот, «совершил ошибку, каюсь».

Словом, весь набор зомбирования или нейролингвистического программи­рования.

Губная помада как аргумент Любая женщина хочет любви. Любая верит в свое доброе сердце, способное простить и пригреть на груди. Упоминания про серьезные намерения — это просто бальзам на душу.

Пора замуж, а никто не берет или с мужчинами только легкие интрижки. Про несправедливость или раскаяние тоже здорово.

С кем не бывает. Главное, что он все понимает и не озло­бился. Конечно, есть и среди арестантов нормальные мужчины, но их ничтожно мало. Хотя это что принимать за нормальность.

Мужики и на свободе часто ведут себя не­порядочно. По крайней мере, в разговорах.

Счастье женщин, что они не могут слышать, как мы обсуждаем их в своей компании. В бараке тоже коллективно разбирают «заочниц».

Приходит письмо, хочется поде­литься с приятелями, особенно если письмо странное или прикольное, как и дамочка, написавшая его.

Рекомендуем прочесть:  Книга распоряжений по цеху

Тут и стихи собственного сочинения, тянущие на клинику. Как сейчас помню такие шедевры:

«Се­рьезный взгляд, крутые плечи — мы будем с тобой вместе»

. Это она выдала после того, как увидела фото избранника — узкоплече­го и с поросячьими глазками, похожего на карикатуру из журнала.

Забавно, когда все письмо в отпечатках губ с дешевой помадой (дорогая помада отпечатков не отставляет). И эти оттиски начинаются со второго послания. Еще часто рисуют сердечки, пронзенные стрелой, и амурчиков с луком — как в XVIII веке.

Или наоборот, есть женщины, которые в письмах не могут обходиться без мата или сразу пишут пошлости про интим и сексуальные желания.

Недалекие и с короткой памятью, даже на бумаге много врут. Сначала пишет одно, потом другое. После себя же опровергает. Получается так смешно, что Задорнов, а тем более застойный Петросян отдыхают.

Но именно такие смешные дамы, которые становятся темой для публич­ных обсуждений всего барака — самые желанные для альфонсов в лагерной робе.

С глупой не нужно напрягаться и самому быть гением. Можно в ответ наговорить глупостей и все равно сойти за нормального мужика. Такие дамы ко всему терпимы. Как не вспомнить «заочницу», ко­торая ездила к одному гоблину из на­шего отряда.

Сама ничего такая. Ее не смутило, что гоблин сидит за наркоту. Он же обещал ей бросить употреблять «дурь». Раз обещал, значит, и поженить­ся можно.

После женитьбы начались длительные свидания. По его просьбе жена проносила сквозь обыски сильно­действующие таблетки.

Как учил муж, прятала их в себе, засовывая в интимное место, а в комнате свиданий доставала их оттуда.

Супруг тут же закидывался психотропными «колесами» и уже не мог исполнять свой мужской долг. Так три дня и валялся на кровати или под крова­тью бревном.

Если падал на общей кухне и рядом случался сотрудник, наркомана отправляли в штрафной изолятор, а жена с позором уезжала домой. При этом она клялась, что бросит негодяя. Но от него снова приходили письма, полные раскаяния, где он описывал, как ему тяжко сидится.

Поэтому-то он и сни­мает таблетками стресс, иначе потеряет разум от нервных перегрузок. На свободе он бросит вредные привычки и все будут счастливы. Наивная хотела верить и снова приезжала, затаренная «колесами» по самый аппендицит.

Алиби на отцовство Другие заочные жены заводили от осужденных супругов детей, несмотря на то что папе еще сидеть десятку и на­следственность у ребенка будет еще та. Некоторые арестанты, узнав о том, что станут папами, на всю колонию трендели, что не уверены в своем отцовстве. Типа, мало ли с кем она на воле переспала.

Но жене, конечно, этого не говорили — лишь бы она ездила на длительные свидания, возила передачи и слала посылки. Опытные осужденные начинают романы с «заочницами» только под конец срока. Когда впереди долгие годы заключения, зек не очень-то задумывается о будущем.

Он также не верит женщине, способной верно ждать десять лет. Да и в глазах жен­щин такой претендент многое теряет — ко­му он нужен, если сидеть ему еще целую вечность. Другое дело, когда до «звонка» осталась пара лет.

У осужденного возни­кают мысли про то, что после выхода на свободу нужно где-то и на что-то жить.

Тут снова играет роль пример товарищей. В зоне на слуху, как кто-то «откинулся», а его за воротами ждала «заочница» на иномарке.

Ну или на такси. Автобус с электричкой тоже ничего.

Главное, что освободившийся сразу поехал к ней. У него есть крыша над головой, он накормлен, напоен, обласкан. Зек думает или говорит на весь барак: а чем я хуже?

И начинает, слать объявления в газету и берет адресок у приятелей. А там обязательно найдется доверчивая самка, готовая понять и принять.

Только она не думает, что принимает на себя обузу. Ведь кто в наше время вчерашнего за­ключенного на работу возьмет, даже если у него есть профессия, что сомнительно. Еще уголовники привыкают довольствоваться малым.

Им хватает того, что в дом приносит женщина.

Не лучший вариант, когда супруг начинает зарабатывать, но криминалом. Велик шанс, что он снова окажется за решеткой. Это я еще счастливые случаи привожу.

В каждой исправительной колонии есть осужденные, которых после освобождения встречала заочная любовь.

Через корот­кое время этот освобожденный снова са­дился на скамью подсудимых за убийство по пьяной лавочке.

И убивал он того, кто под рукой оказывался, чаще всего — при­ютившую его женщину. В заключение немного дозированного оптимизма. Это чтобы в меня не метали гром и молнии те, кому действительно повезло.

Или те, кто думает, что им везет, пока муж-зек не показал, на что способен.

Так вот, случается, что двое находят друг друга. Живут мирно, душа в душу. Он становится добытчиком и любящим отцом.

Она — домохозяйкой и матерью. Потом они дружно старятся и умирают в один день.

Надеюсь, что это трогательная картина?

Андрей Бутырин По материалам газеты «За решеткой» (№7 2010 г.)

Карачун интернет-издание

, 3 марта 2020г, 09:29 Многие украинцы сталкивались со случаями, когда на их телефон звонит неизвестный и представляясь сыном или мужем неразборчиво и скороговоркой просит о помощи, мол, попал в ДТП или в драку, задержан полицией.

Тут же в разговор вступает некий «правоохранитель», который сообщает о том, что для того, что бы «замять» дело, нужны деньги. Не секрет, что это – «тюремный развод» – так заключенные из следственных изоляторов и колоний выкачивают деньги из доверчивых граждан. Впрочем, это не единственный метод выманить деньги «с воли».

«» выяснила, какие схемы «заработков» используют украинские «арестанты».

«Развод на любовь» разведенок и молодых мам Один из самых популярных способ зарабатывания денег на зоне – «развод на любовь» доверчивых женщин или, как их называют на зоне, «дойных коров».

«По этой схеме чаще всего жертвами «развода» становятся женщины уже побывавшие в браке и уставшие от бывших мужей – пьяниц. Жертв пробивают «романтикой чувств», жалостью и вниманием к их проблемам.

В этой схеме важно быть для своей виртуальной знакомой самым романтичным и внимательным мужчиной на свете!

Поначалу заводится переписка, которая может длиться несколько месяцев.

Затем переписка плавно переходит в виртуальный роман. Через время следует признание в любви и предложение выйти замуж.

Если «корова» согласна, ты попал на золотую жилу – весь твой срок в СИЗО и в зоне «невеста» будет присылать роскошные «дачки» – посылки, пополнять счет телефона и даже приезжать на свидания.

Но ближе к окончанию срока «жених» найдет повод, чтобы расстаться. Редко, но бывает и «хэппи энд» – арестант настолько сойдется с «невестой», что может даже жениться на ней. Даже во время отбытия срока в колонии.

Но это скорее, исключение из правила – чаще всего жертв «любовных разводов» арестанты бросают после того, как выжмут все соки, то есть деньги», – вспоминают бывшие заключенные, опрошенные «Страной».

Впрочем, не все жертвы «любовных разводов» сразу идут на развитие виртуального романа с заключенными.

Если потенциальная «невеста» занимается бизнесом, то маловероятно, что она тут же согласится помогать материально виртуальному «жениху» из СИЗО или колонии – говорят неоднократно побывавшие в местах заключения.

Состоятельные женщины, как правило, недоверчивы и привыкли проверять всю подноготную знакомых. Но и таких «бизнес-леди» можно сделать «дойной коровой».

В таких случаях арестанты советуются с более опытными сокамерниками, среди которых есть настоящие гении в части познания женской психологии.

Хоть и без образования и дипломов. Чаще всего на состоятельных «невест» действует способ «давить на жалость».

«В посланиях «невесте» с бизнесом, арестант обязательно признается, что он занимался мелким или средним бизнесом, и его «подло заказали» и «пришили уголовную статью» злые конкуренты. При этом подробно опишет, каким бизнесом занимался, вплоть до мельчайших подробностей – в камере всегда найдется тот, кто посоветует, что и как писать, что говорить по телефону. Если надо – попросят совета из других «хат» – камер.

И оттуда придет «малява» – записка с подробным описанием «бывшего бизнеса» жениха, и даже фамилии и имена «злых» налоговиков и фискалов, которые помогли «рейдернуть» бизнес жениха и посадить его в тюрьму. Фишка в том, что даже богатые женщины, выставившие свою анкету на сайт знакомств, тоже нуждаются в участии и сильном мужчине.

Именно таким и нужно быть в общении с «невестой». Таким себе «графом Монте-Кристо», благородным и пострадавшим от партнеров по бизнесу или коррумпированных чиновников» – поделился секретами «развода на любовь» Андрей К., который сейчас находится в следственном изоляторе Киева.

К слову, если «невеста» бедна как церковная мышь, одинока и у нее несколько детей, то у «ловцов невест» даже такое знакомство считается удачей. Для одинокой и измученной жизнью женщины роман с мужчиной, который нуждается в помощи – этакий свет надежды, что все может измениться.

«Жених» в этом случае всячески ободряет, пускается в красочные описания будущей счастливой совместной жизни. Мол, только выйдет из тюрьмы, и сразу станет настоящей «каменной стеной» для попавшейся на крючок виртуального тюремного романа жертвы. «Одиноких и обездоленных «невест» в тюрьме часто называют «мышками».

Такие «мышки» идут на любые ухищрения и лишения, что бы добыть денег и прислать «дачку», пополнить телефон своему любимому в СИЗО или колонии. «Женихи» из СИЗО и колоний в свою очередь, поют по телефону настоящие серенады о любви «до гроба». В «разводе на любовь» важно несколько условий.

Обязательно нужно запомнить поименно всех детей своих виртуальных подруг, имена – отчества их родителей. В разговорах по телефону обязательно нужно внимательно выслушать «невесту» обо всем, что она захочет рассказать.

Нужно спросить о здоровье родителей, попросить дать трубку для общения со своими «будущими детьми», спросить об успехах в учебе, воспитывать их по телефону. При этом нужно выглядеть заботливым, но волевым мужчиной. «Мышкам» – одиноким «невестам» как воздуха не хватает волевых мужчин.

Кстати очень важно подчеркнуть, что алкоголь «жених» не употребляет и даже ненавидит.

И очень важно знать красивые стихи и уметь ввернуть поэтическую цитату в разговор с «невестой» – романтику никто не отменял», – вспоминает телефонные разговоры своих сокамерников бывший заключенный Артур З. Как признаются неоднократно отбывавшие сроки в местах лишения свободы, у некоторых наиболее удачливых «женихов» может одновременно быть по две, а то и по нескольку виртуальных «невест».

Альфонсы за решеткой умудряются держать в памяти гигабайты информации о детях, родственниках и проблемах своих «невест» и никогда их не путать… Осуждения «развода на любовь» от сокамерников и соседей по бараку в колонии не бывает. «Тюрьма так всегда жила и будет жить. Это традиция – развод «вольных» на деньги.

Иначе мы здесь подохнем – в тюрьме все покупается и продается. Если хочешь нормально питаться и жить, умей пользоваться тюремными «разводами», – признается заключенный Андрей К.

Возврат кота Вторая схема тюремного «развода» – поиск по сайтам объявлений об утере домашнего питомца, или – об утере документов или ценных вещей.

Тюремное название – «возврат кота». «Схема похожа на предыдущую. Ищут объявление, звонят по указанному номеру.

Спокойно – уже без эмоций, сообщают, что домашнее животное, или вещь найдены.

«Скажите, где вы прямо сейчас находитесь и мы вам привезем пропажу»

. Через время вам перезванивают, и просят подойти к ближайшему банкомату и перевести на указанный номер телефона деньги – от пятисот до тысяч гривен.

Мол, мы вас уже видим издали, из машины, но боимся, что вы нас кинете.

Или задержите как воров с полицией. Поэтому вы переводите деньги, а мы вам тут же приводим кота/собаку (или приносим утерянный документ/вещь).

Конечно, никто не вернет вам пропажу.

Это очередной тюремный развод» – признался просидевший под следствием по подозрению в совершении экономического преступления более трех лет одессит Владимир Аймазов. По словам одессита, так же могут «развести» на вознаграждение и по объявлению о поиске пропавших детей или пожилых людей.

В обмен на несуществующую информацию о месте, где находятся пропавшие дети или старики. «На живца» – жертва должна быть сонной Одна из самых популярных схем «развода лохов» в следственных изоляторах, называется довольно живописно и емко – «на живца».

Схема примитивна, и, по словам собеседников «Страны» в исправительных учреждениях, довольно стара – такой заработок был придуман еще в начале 2000-х. Сюжет, по которому действует метод, иногда меняется, но в основном остается неизменным.

«Когда мобильные телефоны начали появляться у обычных людей, их тут же начали проносить контролеры за деньги в «

крытые» – следственные изоляторы.

Для связи с родней и подельниками. Тогда кто-то и придумал такую схему. В схеме задействовано двое человек из одной «хаты» (камеры – Прим.Ред.) и кто-то из друзей сидельцев с «воли», не заключенных.

Большинство номеров, по которым звонят арестанты, можно свободно узнать в интернете – есть куча сайтов со свободным доступом – с адресами и указанием фамилии, имени, отчества, возраста и домашних телефонов. В социальных сетях тоже можно узнать много номеров и личных данных будущих жертв «развода», достаточно завести страницу на несуществующего человека и послать запросы в друзья паре сотен случайных людей.

Время для ловли «на живца» специально выбирается позднее. Нужно, чтобы «лох» – жертва, была сонной.

Сначала жертву «глушат» эмоциями.

Для этого набирают номер, и тут же кричат в трубку – главное, побольше страдания в голос добавить: «Мама, я попал в аварию (или подрался – Прим. ред.), мне нужна помощь! Умоляю, нужно быстро очень все решать, здесь пострадавший есть!».

Эту роль – «живца», исполняет наиболее артистичный сокамерник, желательно с «юным» тембром голоса.

Иногда звонивший создает эффект «помех» – обмотав трубку платком или марлей. Это делается, что бы голос звучал немного неразборчиво» «Затем трубку берет напарник по схеме, с низким, начальственным голосом.

И «солидно» беседует с жертвой развода: «Добрый вечер. Я начальник такого-то отдела полиции. Ваш сын, или муж – (в зависимости от «легенды» это варьируется), сбил человека на машине.

Пострадавший в реанимации. Ситуация очень серьезная, если сейчас не порешать вопрос со следствием и свидетелями, ваш родственник будет задержан и сядет в тюрьму. Я искренне хочу помочь, знаю, что ваш сын/муж – невиноват. И я могу помочь. Для этого нужно передать деньги (суммы колеблются от пятисот до пяти тысяч долларов) человеку, который к вам подъедет прямо под дом», – рассказал Стране бывший подследственный Артур З.

«Чаще всего «на живца» работает на пожилых людях, пенсионерах. Но в последнее время схема поменялась.

Теперь не нужен подельник на воле. Деньги можно перевести на телефонный номер, который вам продиктуют. В тюрьме телефонные «пополняшки» – это валюта, которой расплачиваются за любой товар или услугу.

Если схема не срабатывает, такое часто бывает, не беда. Набирается следующий телефон – в базе данных их сотни. За вечер напарники по схеме могут обзвонить до сотни «лохов», – добавил бывший заключенный.

Заработки на матерях и стариках для тюрьмы норма Интересно, что все мошеннические «схемы» получения денег от доверчивых «вольных», как правило, начинают действовать по ночам. Дело в том, что в ночное время суток персоналу следственного изолятора входить в камеру запрещено, за исключением моментов, когда в «хате» происходят «ЧП» – драка или явное нарушение режима вроде пьянки.

Впрочем, персонал в курсе, что в каждой камере есть один – два телефона, по которым еженощно совершаются сотни звонков на свободу. Телефоны, сим-карты и наркотики в большинстве случаев передают в камеры именно контролеры следственных изоляторов – это основной источник доходов персонала украинских тюрем.

К слову, ситуация, когда в схемах «развода» жертвами становятся пожилые люди – как правило, матери и одинокие женщины, в местах лишения свободы вовсе не противоречит святым для тюрьмы «понятиям», согласно которым образ матери имеет сакральная и даже священный смысл. «То, что в тюремных схемах обманутыми становятся матери и старики – это заключенными абсолютно не принимается во внимание.

Образ матери в «блатной романтике» это одно, а «лохи с воли» – совершенно другое. Любому «первоходу», который заикнется о том, что не годится обманывать женщин и стариков, сразу объяснят, что «разводы лохов» это традиционный тюремный бизнес. Так жила тюрьма, и так всегда будет жить.

А понятия о «матери», дескать, никакого отношения к заработкам не имеют», – объясняют «блатную» психологию бывшие заключенные.


prinyatie-nasledstva.ru © 2021
Наверх