Главная - Арбитраж - Исключение доказательств в арбитражном процессе

Исключение доказательств в арбитражном процессе


Исключение доказательств в судебном процессе


0 Разместил: Егоров Константин Михайлович Правовая защита, судебная защита, суд Статьи 26.02.2009Гражданский процессуальный и арбитражный процессуальный закон предъявляет довольно жесткие требования к доказательствам, представляемым участниками процесса. В числе основных требований к доказательствам по гражданским делам можно указать на требования относимости и допустимости, которые формулируются Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — ГПК) и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — АПК) примерно сходным образом (ст. ст. 59, 60 ГПК; ст. ст. 67, 68 АПК). Анализ других положений закона, а также доктрины процессуального права позволяют прийти к выводу о существовании и иных требований, предъявляемых к доказательствам по гражданским делам, в частности требования достоверности (ч.

3 ст. 67, ч. 1 ст. 71, ч. 2 ст.

369 ГПК; ч. ч. 2 — 3 ст. 71, ч. 1 ст. 75, ч. 2 ст. 287, ч. 4 ст.

305 АПК).Научно-практические разработки критериев, которым должны отвечать представляемые сторонами и другими лицами, участвующими в деле, доказательства, нашедшие отражение в соответствующем массиве процессуальных норм, с неизбежностью порождают вопрос о последствиях, наступающих при несоответствии доказательств установленным критериям.

Частично ответ на данный вопрос лежит на поверхности и сводится к тому, что в распоряжении суда (арбитражного суда) имеется ряд процессуальных средств, направленных на недопущение в процесс недоброкачественных доказательств либо на дезавуацию последствий, которые могут быть ими вызваны. В числе таких средств укажем на следующие:1) суд (арбитражный суд) может не принять доказательства, которые, по их мнению, не имеют отношения к рассматриваемому делу, т.е.

являются неотносимыми. Однако не исключено, что суду придется высказаться по поводу относимости доказательства и позднее, при оценке доказательств (ч. 3 ст. 67 ГПК; ч. 2 ст. 71 АПК), предварительно приобщив их к материалам дела;2) суд может в ходе оценки отвергнуть доказательства с указанием мотивов, почему такие доказательства не приняты в качестве средств обоснования выводов суда (ч.

4 ст. 67 ГПК).Арбитражный суд может отказать в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений, путем указания в судебном акте соответствующих мотивов (ч.

7 ст. 71 АПК). Совершенно очевидно, что «отказ в принятии доказательств» означает здесь отказ в принятии их как средства установления определенных фактов, а не отказ в приобщении к материалам дела;3) закон устанавливает запрет ссылки в ходе судебных прений на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании (ч.

1 ст. 191 ГПК, ч. 4 ст. 164 АПК). Соответственно, запрет ссылки на такие доказательства подразумевает и невозможность их представления в суд;4) в некоторых случаях закон формулирует однозначный запрет, относящийся не только к оценке содержания определенных доказательств, но и к процессуальным способам их исследования.Так, не подлежат допросу в качестве свидетелей отдельные категории лиц, обладающих абсолютным свидетельским иммунитетом (ч.

3 ст. 69 ГПК, ч. ч. 5 — 6 ст.

56 АПК);5) в законе отсутствует четкий алгоритм действий суда (арбитражного суда) в случае представления доказательств, которые, по мнению суда, являются недопустимыми. Критерий допустимости доказательств формулируется законом как подтверждение обстоятельств дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания (доказательствами), только этими средствами доказывания (доказательствами); такие обстоятельства не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст.

60 ГПК, ст. 68 АПК). Однако в науке имеется и более широкое понимание допустимости, в соответствии с которым рассматриваемый признак означает получение доказательств в соответствии с требованиями закона . Данный признак нашел свое отражение в ГПК и АПК:

«доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда»

(ч. 2 ст. 55 ГПК);

«не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона»

(ч.

3 ст. 64 АПК). Синтезируя широкое и узкое понимание допустимости, И.В. Решетникова выделяет общий характер (требование о получении информации из определенных законом средств доказывания с соблюдением порядка собирания, представления и исследования доказательств) и специальный характер допустимости (обязательность определенных средств доказывания для некоторых категорий дел или запрет использования каких-то из них для подтверждения конкретных обстоятельств дела) . В дальнейшем допустимость доказательств будет рассматриваться нами с учетом предложенного автором общего и специального критерия.

——————————— См. например: Баулин О.В., Фильченко Д.Г. Доказательства и доказывание в гражданском судопроизводстве: Учебное пособие (под общ.

ред. О.В. Баулина). Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2006.

С. 104 — 105 и др. Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2000.

С. 147 — 148.Ограничившись характеристикой признака допустимости доказательств, законодатель не установил правил обращения суда с недопустимыми доказательствами. Однако в арбитражном процессе имеются отдельные новеллы, могущие послужить хорошей базой для дальнейшего развития института исключения доказательств (внедрению которого посвящена настоящая статья) не только в арбитражном, но и в гражданском судопроизводстве. В числе таких норм можно привести следующие характерные положения:а) регламентируя порядок выступления лиц в судебных прениях в арбитражном процессе, закон устанавливает запрет ссылки в ходе судебных прений на доказательства, которые признаны судом недопустимыми (ч.

4 ст. 164 АПК). Предполагается, что должен существовать специальный судебный акт констатации недопустимости того или иного доказательства;б) АПК допускает исключение доказательств с согласия лица, их представившего, из числа доказательств по делу в случае поступления заявления о фальсификации доказательств в арбитражном процессе (п.
4 ст. 164 АПК). Предполагается, что должен существовать специальный судебный акт констатации недопустимости того или иного доказательства;б) АПК допускает исключение доказательств с согласия лица, их представившего, из числа доказательств по делу в случае поступления заявления о фальсификации доказательств в арбитражном процессе (п.

2 ч. 1 ст. 161 АПК). Исключение доказательств предстает здесь исключительно как процессуальное право лица, представившего доказательство, и ни при каких обстоятельствах не может быть инициировано судом по собственной инициативе.Приведенный анализ немногочисленных процессуальных средств, находящихся в распоряжении суда и направленных на недопущение в процесс доказательств, не отвечающих установленным критериям, обусловливает необходимость разработки более универсальных и действенных приемов, препятствующих попаданию в материалы дела недопустимых доказательств и доказательств, полученных с нарушением требований закона. Безусловно, суд или арбитражный суд могут не принять доказательство, не отвечающее требованию допустимости, однако это не решает проблемы, поскольку помимо напрашивающегося возражения о том, что такое право суда предусмотрено законом только в отношении неотносимых доказательств, можно указать на то, что доказательства представляются в суд лицами, участвующими в деле, не только классическим путем, посредством заявления соответствующих ходатайств в судебном заседании, но и другими способами, исключающими разумный контроль над поступлением таких доказательств со стороны суда и лиц, участвующих в деле.

Это может быть поступление доказательств совместно с исковым заявлением или возражениями против него, сдача документов-доказательств в канцелярию суда или направление их по почте и др.

В этих случаях суд не может не принять доказательства, поскольку они попадают в материалы дела техническим, внепроцессуальным путем.Полагаем, что в данном случае полезным выступило бы заимствование имеющегося в уголовном процессуальном праве института исключения доказательств, полученных с нарушением требований закона (ст. 235 УПК РФ). Э.М. Мурадьян при проведении параллелей между различными процедурами судебного права указывалось на то, что в ГПК есть только общие нормы, основания для процедуры исключения доказательств . В науке гражданского процесса М.А.

Фокиной уже было высказано мнение о том, что

«нарушение закона при получении доказательства является безусловным основанием для его исключения независимо от содержания и значимости для установления фактических обстоятельств дела»

. В отдельных публикациях встречаются и частные указания на возможность такого заимствования; нередко при этом исключение доказательств представляется авторами как уже действующий институт гражданского процессуального права .——————————— Мурадьян Э.М.

Судебное право (в контексте трех процессуальных кодексов): Монография.

М.: ТК Велби; Изд-во «Проспект», 2003. С. 17. Фокина М.А. Вопросы гармонизации публично-правового и частноправового начала в доказывании по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. N 12. С. 15 — 16. См. например: Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам // Законы России: опыт, анализ, практика.
Фонограммы как доказательства по гражданским делам // Законы России: опыт, анализ, практика.

2007. N 1; Мохов А.А. Специфика экспертного заключения как судебного доказательства // Арбитражный и гражданский процесс.

2003. N 9; Он же. Проверка экспертного заключения на допустимость в гражданском судопроизводстве // Эксперт-криминалист.

2007. N 2.Основные положения, касающиеся института исключения доказательств в уголовном процессе, сводятся к тому, что стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства (ч. 1 ст. 235 УПК); если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства (ч. 5 ст. 235 УПК); если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда (ч.

6 ст. 235 УПК).В пользу внедрения института исключения доказательств в гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное право можно привести ряд теоретических и практических аргументов, свидетельствующих в целом о повышении эффективности и оптимизации регламента гражданского и арбитражного судопроизводства. Теоретическая и практическая ценность рассматриваемого института состоит, на наш взгляд, в следующих положениях:1) четкое определение статуса имеющихся в деле доказательств является частным проявлением принципа правовой определенности.

Исключение недопустимых доказательств из числа доказательств по делу позволит суду не исследовать и не оценивать такие доказательства в ходе производства по делу; соответственно лица, участвующие в деле, не смогут ссылаться на такие доказательства в обоснование своих требований и возражений. М.А. Фокина справедливо обращает внимание на нелогичность ситуации, при которой доказательства, полученные с нарушением закона, фигурируют на этапах возбуждения, подготовки и судебного разбирательства дела, не утрачивая при этом статуса судебных доказательств, и получают негативную оценку только при вынесении решения. Наиболее оптимальным моментом для решения вопроса об исключении доказательства автор считает подготовительную часть судебного заседания (в порядке ст.

166 ГПК), а также окончание рассмотрения дела по существу, если были допущены нарушения при исследовании доказательств . ——————————— Фокина М.А. Указ. соч. С. 15 — 16.Исключение судом недопустимых доказательств сделает более прогнозируемым будущее судебное решение и позволит сторонам понять мотивы принятого решения.

Указ. соч. С. 15 — 16.Исключение судом недопустимых доказательств сделает более прогнозируемым будущее судебное решение и позволит сторонам понять мотивы принятого решения. Зачастую участники процесса, предполагая даже со значительной степенью вероятности недопустимость определенного доказательства и приводя перед судом соответствующие доводы, тем не менее питают сомнения по поводу того, разделяется ли их уверенность органом судебной власти.

Это вынуждает лиц, делающих заявление о недопустимости доказательств, отыскивать иные доводы, направленные на опровержение таких доказательств, на тот случай, если суд в решении не согласится с оценкой доказательств как недопустимых. В свою очередь, это заставляет участников занимать противоречивую процессуальную позицию, ссылаясь, с одной стороны, на недопустимость конкретного доказательства, а с другой стороны, давая таким доказательствам оценку в совокупности с другими доказательствами;2) процедура исключения доказательств способна стимулировать активность тяжущихся в духе принципа состязательности гражданского и арбитражного процесса.

Так, признание доказательств недопустимыми и исключение их из процесса заставит лицо, представившее такое доказательство, предпринимать попытки, направленные на поиск новых доказательств, призванных обосновать его позицию. Исключение доказательств судом ориентирует лиц, заинтересованных в сохранении исключенного доказательства, на поиск других доказательств, опровергающих факты, послужившие основанием для соответствующего вывода суда.

М.А. Фокина обоснованно признает за лицом, участвующим в деле, право поставить вопрос о признании исключенного доказательства допустимым . Одновременно лицо, чьим интересам отвечает исключение доказательства, не лишено права опровергать, в т.ч. при помощи дополнительных доказательств, доводы своего оппонента в пользу возвращения исключенного доказательства в процесс.

при помощи дополнительных доказательств, доводы своего оппонента в пользу возвращения исключенного доказательства в процесс. Таким образом, нельзя не признать, что поиск реабилитирующих доказательств способствует в целом повышению активности тяжущихся и стимулирует их к наиболее полному наполнению дела доказательственным материалом; ——————————— Там же. С. 16.3) институт исключения доказательств способствует немалой экономии процессуальных ресурсов, которые неизбежно были бы затрачены на последующее исследование заведомо недопустимых доказательств, их интерпретацию участниками судебных прений, а также на оценку их судом;4) институт исключения доказательств лежит в русле обеспечения законности гражданского и арбитражного судопроизводства.

Исключение доказательств — это констатация незаконности представленного доказательства; это своего рода санкция, мера принуждения для лица, представившего недопустимое доказательство и обязанного смириться с тем, что ожидаемые им результаты доказательственной деятельности, связываемые с наличием такого доказательства, не будут достигнуты.Детализация процессуального регламента гражданского и арбитражного судопроизводства в части внедрения института исключения доказательств позволяет сделать ряд замечаний:1) исключение доказательств возможно только в отношении уже представленных в материалы дела доказательств (направленных в суд совместно с исковым заявлением или возражениями против иска, поступивших по почте или через канцелярию суда и др.). Если лицо путем заявления соответствующего ходатайства только претендует на представление доказательства, являющегося, по мнению суда, недопустимым, суду достаточно отказать в удовлетворении такого ходатайства, в т.ч. со ссылкой на недопустимость доказательства.

Еще раз подчеркнем, что исключение возможно лишь в отношении предмета, уже находящегося в некой общности других предметов;2) исключение доказательств должно оформляться протокольным определением судьи, которое, впрочем, должно быть мотивированным;3) определение об исключении доказательства, равно как и определение об отказе в удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле, об исключении доказательства, обжалованию не подлежит; иное позволило бы отдельным лицам неоправданно затянуть процесс. Однако доводы в пользу незаконности исключения доказательства, равно как и доводы в пользу незаконного отказа в исключении доказательства, могут быть включены в жалобу на судебный акт в целом;4) исключенное судом доказательство должно остаться в материалах дела.

Это позволит суду вышестоящей инстанции оценить правильность выводов суда по поводу исключения доказательства, и в случае, если суд придет к выводу о незаконности исключения, доказательство останется в материалах дела и будет исследовано либо судом первой инстанции (при отмене судебного акта и направлении дела на новое рассмотрение), либо самим судом вышестоящей инстанции (например, апелляционной инстанцией в гражданском или арбитражном процессе).

Таким образом, исключение доказательства означает не физическое устранение его из числа материалов по делу, а юридическую констатацию лишения его доказательственной силы.Приведенные доводы в пользу необходимости института исключения доказательств в гражданском и арбитражном процессе, а также анализ сопутствующих рассматриваемому институту процессуальных действий позволяют сформулировать само понятие исключения доказательств по гражданскому делу. Наиболее оправданным является определение указанного понятия с функциональной точки зрения, когда исключение доказательств предстает как устранение доказательства из гражданского и арбитражного процесса вследствие его недопустимости, означающее констатацию дефектности доказательства с точки зрения закона и юридическую невозможность исследования и оценки такого доказательства судом, а равно запрет ссылки на такое доказательство лицами, участвующими в деле.Читайте ещё по этой теме:

  1. Проверка заявления о фальсификации доказательств в арбитражном процессе
  2. Фальсификация доказательств по делам о разделе общего имущества супругов
  3. Что в суде доказывает копия

Автор: Юдин А.В.

0 ПЕРЕЧЕНЬ УСЛУГ ПРЕДОСТАВЛЯЕМЫХ МОСКОВСКИМИ ЮРИСТАМИ ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ ЗАПИСЬ НА ЮРИДИЧЕСКУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ПО ТЕЛЕФОНУ: 8 (495) 740-55-17Похожие статьи

  1. Написание различных процессуальных документов: претензий, исков, отзывов, ходатайств и жалоб
  2. Предъявление иска в арбитражный суд (правила подсудности)
  3. Комментарий к новым разъяснениям ВАС РФ по вопросам судопроизводства

Статьи наших юристов

  1. Кредитные и ипотечные каникулы в связи с эпидемией коронавируса
  2. Как отменить судебный приказ
  3. Разъяснения Верховного Суда РФ об освобождении от ответственности, изменении и расторжении договоров в связи с эпидемией коронавируса

Комментарии сайта

  1. 02.06.2021 в 22:14Егоров Константин Михайлович к записи Очень часто у граждан возникает ситуация, когда необходимо юридически подтвердить .
  2. 01.06.2021 в 11:08Виктория к записи Очень часто у граждан возникает ситуация, когда необходимо юридически подтвердить .
  3. 28.05.2021 в 10:55Егоров Константин Михайлович к записи Должник не является собственником жилья, в котором проживает (только прописан в н .

© Московские юристы — юридическая консультация, суд.

2006-2020 г. 8 (495) 740-55-17

Признание доказательства недопустимым апк

Подборка наиболее важных документов по запросу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс: Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Руководствуясь частью 2 статьи 218 АПК РФ, арбитражные суды правомерно отказали в установлении юридического факта: признания недопустимыми доказательствами документов, связанных с осуществлением заявителем хозяйственной деятельности и незаконно изъятых в ходе осмотра места происшествия, отметив, что не установлено и из материалов дела не следует, что факт, об установлении которого заявлено требование, порождает юридические последствия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, и отсутствие возможности получить или восстановить удостоверяющие факт документы; обоснованно сочтя, что оценка допустимости либо недопустимости признания изъятых документов доказательствами в отношении неопределенного круга лиц не связана с установлением юридического факта, а направлена именно на оценку действий лиц, осуществивших изъятие документов. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Арбитражные суды правомерно отказали в пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам по делу о признании незаконным бездействия общества, поскольку представленные ответчиком карточки с образцами подписей и печатей в банках и содержащие указание на срок полномочий генерального директора согласно решению о его избрании, не являются основанием для пересмотра судебного акта согласно положениям статьи 311 АПК РФ и одновременно не являются допустимыми и достоверными доказательствами осуществления заявителем полномочий директора, так как определение срока полномочий единоличного исполнительного органа общества при его избрании не препятствует досрочному прекращению его полномочий по решению участников общества; кроме того, в материалах дела имеется трудовая книжка директора, содержащая запись об увольнении с должности генерального директора на основании приказа.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:В то же время существенные нарушения (отсутствие понятых, несообщение налогоплательщику о мероприятии) могут привести к тому, что полученное в ходе соответствующего мероприятия доказательство суд признает недопустимым (ч.

3 ст. 64 АПК РФ, Письмо ВАС РФ от 25.05.2004 N С1-7/УП-600). Если при этом у налоговиков не будет других доказательств, суд может счесть доначисление налогов и привлечение к ответственности неправомерными. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Кроме того, по смыслу ч.

3 ст. 71 АПК РФ недопустимым может быть признано доказательство, которое не отвечает критерию достоверности, — содержащиеся в нем факты не соответствуют действительности либо опровергаются другими доказательствами. 3. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Фальсификация доказательств: судебная практика 2018

В арбитражном процессе вопрос о фальсификации доказательств исследуется судом после поступления заявления одной из сторон.

В соответствии со ст. 161 Арбитражно-процессуального кодекса (далее – АПК РФ) доказательство можно не рассматривать в случае, если вторая сторона признает его фальсификацию, но при наличии возражений второй стороны суд обязан принять меры к проверке достоверности доказательства, в частности, назначить экспертизу.

АПК РФ не ограничивает судью в перечне возможных мер, в зависимости от обстоятельств суд может любым иным образом проверить и решить вопрос о возможности принятия к сведению спорного доказательства.

Законодательно не установлено определение фальсификации.

В споре о взыскании убытков, причиненных хозяйственному обществу его единоличным исполнительным органом суд указал, что под фальсификацией понимается внесение заведомо ложной информации в имеющиеся документы или создание заведомо ложного доказательства (решение АС Приморского края от 28.03.2018 по делу № А51-16791/2017). В этом же решении суд отметил, что заявление о фальсификации копий документов, представленных ответчиком, не может быть удовлетворено, поскольку ответчик не подтвердил наличие признаков подлога; поскольку представление копии не доказывает, что документ не был подписан обеими сторонами в оригинале; истец в подтверждение своих доводов не привел никакого обоснования и не заявил о назначении экспертизы; недостатки, которые обнаружил истец, а именно наличие одинаковых опечаток в ряде документов, которые свидетельствуют об их изготовлении на одном печатном устройстве в 2017 году, не подтверждают подложность этих документов. Приведенные доводы суда поддержал суд апелляционной инстанции (постановление 5-го ААС от 11.07.2018 по делу № А51-16791/2017 [05АП-3382/2018]).

В отсутствие обращения стороны суд не может поставить вопрос о фальсификации доказательств.

Если сторона не заявляет о фальсификации, то ее доводы о поддельности документов не обоснованы (спор о включении в реестр требований кредиторов, постановление 13-го ААС от 09.07.2018 по делу № А56-47682/2017/тр.1). В деле об оспаривании решения налоговой службы о привлечении налогоплательщика к ответственности суд указал, что предприниматель не заявлял о фальсификации кассовых книг, поэтому они были признаны относимыми и допустимыми доказательствами (постановление АС ЗСО от 21.05.2018 по делу № А27-10485/2017).

При поступлении заявления о фальсификации суд спрашивает сторону, представившую доказательства, согласна ли она с претензией и готова ли исключить доказательство из материалов дела. В отсутствие возражения истца относительно представленных ответчиком соглашений о зачёте документы суд принял как достоверные доказательства (дело о взыскании арендной платы, решение АС Спб и Ленобласти от 11.07.2018 по делу № А56-13073/2018). Аналогично в деле о прекращении охраны товарного знака, рассмотренного Судом по интеллектуальным правам (решение СИП от 11.07.2018 по делу № СИП-233/2018), были приняты документы, подтверждающие использование истцом спорного товарного знака, поскольку ответчиком не было заявлено о фальсификации доказательств, в итоге решение принято в пользу истца.

В качестве распространенной процедуры проверки используется экспертиза. Её суд может назначить как при наличии ходатайства одной из сторон, так и по собственной инициативе.

С целью проверки оригинальности подписи на счете-фактуре по ходатайству ответчика была проведена экспертиза документа, установлено, что подпись подделана, в результате чего счет-фактура, подтверждающая соответствие двух партий терминалов, поставленных истцу и ответчику, не была принята судом в качестве доказательства, а с ответчика по итогу рассмотрения спора была взыскана задолженность по договору процессинга (постановление 13-го ААС от 11.07.2018 по делу № А56-92673/2016 [13АП-12611/2018]) В соответствии со ст. 82 АПК РФ суд сам может назначить экспертизу, если это необходимо для проверки заявления о фальсификации доказательства.

При этом в одном из постановлений тройка судей апелляции указала, что экспертизу можно назначить в случае, если без специальных познаний невозможно дать оценку вопросам права. Суд проверил достоверность путем оценки совокупности доказательств, в частности, установил, что исполнение в адрес должника не производилось, акты о выполненных работах подписаны неуполномоченным лицом.
Суд проверил достоверность путем оценки совокупности доказательств, в частности, установил, что исполнение в адрес должника не производилось, акты о выполненных работах подписаны неуполномоченным лицом. В результате суд отклонил заявление (спор о взыскании средств за невыполненные работы, постановление 10-го ААС от 11.07.2018 по делу № А41-6579/18).

Иными мерами для рассмотрения вопроса о фальсификации доказательств воспользовался суд в споре о взыскании долга по договору субподряда и процентов.

Для проверки факта фальсификации предписания генподрядчика о недостатках в работе субподрядчика, а также уведомлений о расторжении договора суд допросил директора ответчика и работника истца в том числе в отношении обстоятельств вручения спорных документов и полномочий лица, подписавшего эти документы.

Кроме того, суд принял во внимание заверенный нотариусом протокол осмотра электронной переписки, из которой следует, что ответчику была направлена копия приказа на подписанта.

Из совокупности указанных обстоятельств суд сделал вывод о наличии полномочий у представителя ответчика на получение спорных документов (спор о взыскании долга по договору субподряда, постановление 18-го ААС от 11.07.2018 по делу № А76-10238/2016 [18АП-6955/2018]).

В некоторых случаях суд не может никаким образом оценить, подлинное или сфальсифицированное доказательство ему представлено. В отношении представленных копий документов конкурсный управляющий заявил о фальсификации в связи с тем, что имеющиеся у него документы, касающиеся деятельности должника, имеют разные оттиски печатей.

Был поставлен вопрос об экспертизе, однако ее проведение возможно при наличии оригиналов документов и образцов оттиска печатей.

Должник пояснил, что оригиналы были похищены, в связи с этим суд не смог удовлетворить ходатайство о проведении экспертизы. В связи с отсутствием оригинала обстоятельство не может быть подтверждено копией документа (дело о взыскании убытков, определение АС Тюменской области от 01.02.2018 по делу № А70-113/2017). Суд может без проведения экспертизы исключить документ из числа доказательств по делу.

Например, если этот документ не имеет правового значения для принятия решения по спору ввиду того, что давность заключения документа о сделке не важна, если есть доказательства, что стороны фактически исполняли эту сделку, то есть она не может быть признана недействительной, в том числе в случае подделки или фальсификации справки о стоимости выполненных работ (оспаривание сделки должника, определение АС Свердловской области от 12.07.2018 по делу № А60-42962/2015). В этом же определении суд указал, что сторона должна преследовать определённую процессуальную цель при подаче заявления о фальсификации: предполагаемые последствия удовлетворения заявления должны влиять на результат по делу, но в данном споре экспертиза срока давности составления документа не смогла бы повлиять на мнение суда относительно доводов одной из сторон.

Похожая ситуация сложилась в споре о возврате гранта на создание и развитие крестьянского (фермерского) хозяйства. Истец (Минсельхоз Нижегородской области) обратился в суд в связи с тем, что при проведении проверки Контрольно-счетной палатой был установлен факт фальсификации копии племенного свидетельства в части номеров и того, кому оно выдано, следовательно, грант был получен вследствие указания в заявке ложных сведений. Судом было установлено, что племенное свидетельство не предоставлялось и не требовалось к предоставлению на получение гранта, в связи с чем спорное доказательство не могло повлиять на проведение конкурсного отбора фермеров (спор о возврате целевого гранта, решение АС Нижегородской области от 11.07.2018 по делу № А43-2538/2018).

Суд обязан рассмотреть заявление о фальсификации и отразить принятое по нему решение в протоколе судебного заседания независимо от того, представил заявитель какие-либо доводы в обоснование заявления или нет.

Вместе с тем, суд может учесть, как дополнительный аргумент, голословность заявления. Например, в споре о взыскании долга по договору поставки факт поставки был подтвержден товарными накладными с привлечением экспедиторской организации. Ответчик истребовал с помощью суда оригиналы накладных и заявил о необходимости их исключения в качестве доказательств из материалов дела, если они окажутся сфальсифицированными.

Заявление было отклонено судом по причине того, что согласно письменными пояснениям сторон накладными стороны обменивались посредством электронной переписки, а по спорным накладным поставку товара подтвердила транспортная организация. Учитывая это обстоятельства, признать накладные фальсифицированными доказательствами не представляется возможным (решение АС Челябинской области от 11.07.2018 по делу № А76-2636/2018). О фальсификации заявляют в отношении копий документов.

Но позиция судов не является единообразной. Представление в материалы дела копий в отсутствие оригиналов не является единственным и достоверным признаком фальсификации, поскольку процессуальное законодательство позволяет представлять в качестве доказательств в том числе надлежащим образом заверенные копии (ст.

75 АПК РФ, постановление 13-го ААС от 09.07.2018 по делу № А56-47682/2017/тр.1). В другом деле о взыскании долга по договору займа истцом были представлены дубликаты дополнительных соглашений, в которых зафиксирована сумма долга и начисленных процентов в связи с утратой подлинников.

Ответчик заявил о фальсификации, однако суд пояснил, что выдача дубликатов не противоречит действующему законодательству и не может признаваться фальсификацией (спор о взыскании долга, решение АС Ярославской области от 11.07.2018 по делу № А82-24567/2017). Вместе с тем, если украден или потерян подлинник, а представленные копии не отличаются друг от друга, невозможно определить первоначальное содержание документа с помощью других доказательств, такие копии нельзя использовать в качестве подтверждающих доводов. При этом, поскольку не было подлинников, суд отказался назначать экспертизы и, соответственно, не принял сомнительные доказательства (спор о взыскании долга по договору купли-продажи, постановление 18-го ААС от 09.07.2018 по делу № А76-25335/2017).

Заявление о фальсификации рассматривается судом применительно к конкретному спору. В случае, если о фальсификации заявлено вне рамок обособленного спора, суд может отказать в рассмотрении ходатайства.

Например, при оспаривании договора уступки права требования было заявлено о фальсификации договора поручения. Однако суд указал, что этот договор был представлен в качестве доказательства отпуска товара по договору поставки, который был положен в основу спорного договора уступки, в связи с чем рассмотрение вопроса о фальсификации договора поручения должно происходить в рамках отдельного спора о недействительности договора поставки. Суд не дал правовую оценку аргументу стороны о том, что в договоре поручения указан счет контрагента, который не был открыт в банке на дату заключения этого договора, указав, что признание факта фальсификации в рамках отдельного заявления нормами АПК РФ не предусмотрено (дело о признании договора уступки права требования недействительным, постановление 7-го ААС от 09.07.2018 по делу № А27-5297/2016 [07АП-9696/2016]).

Если доказательства не отвечают признакам фальсификации, но не соответствуют обстоятельствам дела, то оценка документов производится судом не на основании ст.

161 АПК РФ, а по правилам оценки относимости и допустимости доказательств (ст.

71 АПК РФ). Стороны по делу могут допускать подмену понятий: использовать ст. 161 АПК РФ в случаях, когда доказательства является не подложными, но не соотносимыми с обстоятельствами дела.

Так, при оспаривании одностороннего отказа от исполнения договора истец заявил о фальсификации акта осмотра баллонов с медицинским кислородом, заключения о качестве кислорода и протокола испытаний по причине того, что кислород соответствует ГОСТ, а отбор и проверка качества была произведена неуполномоченными лицами. Суд не принял доводы истца, поскольку истец указывает на признаки недостоверности и недопустимости доказательств, но не их фальсификации.

Впрочем, суд отклонил и ссылку на недостоверность за недостаточностью аргументов (решение АС Чувашской Республики от 09.07.2018 по делу № А79-3210/2017).

В деле об оспаривании решения налогового органа о доначислении налогов от продажи доли участия в российском хозяйственном обществе и нематериальных активов этого общества налоговая инспекция выявила отсутствие в декларации сведений о реализации имущественных прав общества. В связи с чем инспекция предположила, что общество могло сфальсифицировать доказательства об оплате иностранным юридическим лицом нематериальных активов общества.

В решении суда не отражено, дал ли суд какую-либо оценку этому предположению, однако факт оплаты активов признал документально не подтвержденным (оспаривание решения налогового органа, решение АС г. Москвы от 16.02.2018 по делу № А40-108591/2017).

Отказ судьи в рассмотрении заявления о фальсификации и назначении дополнительной экспертизы не может являться основанием для отвода судьи. В случае, если сторона по делу не согласна с принятым решением, она вправе обжаловать решение в установленном порядке, но отказ в рассмотрении ходатайства не является поводов для сомнения в беспристрастности судьи (спор о взыскании стоимости устранения недостатков по договору подряда, определение АС Новосибирской области от 09.07.2018 по делу № А45-35659/2017). В заключение отметим, что в тех случаях, когда участвующая в судебном разбирательстве сторона сомневается в достоверности предоставленных документов, необходимо заявлять о фальсификации.

Безусловно, подобное заявление будет иметь больший вес, если сторона приведет какие-либо доводы в обоснование своих суждений. Подтвердить суждения можно либо с помощью иных доказательств, либо с помощью судебной экспертизы.

Попытка затянуть процесс путем заявления о фальсификации может не иметь никакой пользы для стороны, более того, голословные выступления могут быть использованы против неё. Представление копий вместо оригиналов должно быть обосновано, сами копии должны быть заверены, чтобы ни у суда, ни у других лиц не возникало сомнения в их подлинности, и они не были отвергнуты в качестве доказательства. 27 августа 2018 Галина Короткевич, партнер.

Люблю кофе, всякие вкусняшки, банкротные дела и корпоративное право.

Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда . В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям.

Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас. Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес . Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Share Share Tweet Class Plus Иные интересные материалы по банкротству и корпоративным спорам: 1) ; 2) ; 3) ; 4) .

5) ; 6) ; 7) ; 8) ; 9) ; 10) ; 11) ; 12) ; 13) . Предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям: а) ; б) ; в) ; г) ; д) ; е) ; ж) .

Рекомендуем почитать , и ознакомиться с материалам в . Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов!

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон +7 (383) 310-38-76Адрес электронной почты Юридическая фирма «Ветров и партнеры» больше чем просто юридические услуги Поделиться: Информация Другие материалы

  1. Статья
  2. Статья
  3. Статья
  4. Статья

Подпишитесь!

«Секреты арбитражной практики» — журнал о современной судебной, юридической практике и тенденциях юридического бизнеса Я даю согласие на обработку моих Подписаться 10 наиболее интересных статей Упущенная выгода — это один убытков в гражданском праве. Рассматриваются особенности взыскания, доказывания и методики расчета в арбитражной практике Комментарий к проекту постановления пленума ВАС РФ о последствиях расторжения договора Комментарий к постановлению пленума ВАС РФ о возмещении убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица. О способах защиты бизнеса и активов, прав и интересов собственников (бенефициаров) и менеджмента.

Возможные варианты структуры бизнеса и компаний, участвующих в бизнесе Дробление бизнеса – одна из частных проблем и постоянная тема в судебной практике.

Уход от налогов привлекал и привлекает внимание налоговых органов.

Какие ошибки совершаются налогоплательщиками и могут ли они быть устранены? Читайте материал на сайте Привлечение к ответственности бывших директоров, учредителей, участников обществ с ограниченной ответственностью (ООО). Условия, арбитражная практика по привлечению к ответственности, взыскания убытков АСК НДС-2 – объект пристального внимания.

Есть желание узнать, как она работает, есть ли способы ее обхода, либо варианты минимизации последствий ее применения. Поэтому мы разобрали некоторые моменты с ней связанные Срывание корпоративной вуали – вариант привлечения контролирующих лиц к ответственности. Без процедуры банкротства. Подходит для думающих и хорошо считающих кредиторов в ситуации взыскания задолженности Общество с ограниченной ответственностью с двумя участниками: сложности принятия решений и ведения хозяйственной деятельности общества при корпоративном конфликте, исключение участника, ликвидация общества.

Равное и неравное распределение долей. Структурирование бизнеса является одним из необходимых инструментов для бизнеса и его бенефициаров с целью создания условий налоговой безопасности при ведении предпринимательской деятельности.


prinyatie-nasledstva.ru © 2021
Наверх